morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Category:

Позывной

Мы друг друга по именам поначалу не знаем. Сначала по позывным. Потом уже по именам. И только совсем потом по настоящим именам. Редко.
Никто никому не рассказывает где кто был, что делал. Кто бы что не говорил, все становится ясно довольно быстро. После первых занятий. Тогда же решается кто кого слушает. Кто командует. А кто подчиняется.
Каждый из нас умеет и то и другое. Каждому приходилось. Каждому есть что рассказать. Но мы либо пилим якорь - придумывая красивые истории, когда наступает время травить, либо молчим. Правды не говорит никто. Зачем? Нашего прошлого нет. Наше будущее перед нами, неизбежно и туманно, а настоящее зависит от индивидуальных качеств.
Мы инструктора.
Военные инструктора. Узкие специалисты в самом страшном из искусств.
Генералов среди нас нет. Генералы не имеют никакой ценности в нашем деле, это такие люди потерю которых мы не заметим никогда, а вот враг - раздует до победы.
Я видел деда 68 лет. Спокойно сидящего в штабе под Сальмой с арттаблицами. Вокруг была штабная суета, которая его не касалась. Он давал цифры арте. И когда он заканчивал свои расчеты и брал рацию - штаб затихал. Заезжий московский генерал, только что , пять минут назад впервые зашедший к нам тут же мгновенно сориентировался и перестал сурово выяснять кто кому тут подчиняется и вышел шуметь на улицу.
Дед был специалистом. С позывным Колдун.
Самый молодой был мальчик лет 25 с позывным Чурбан. В Донецке. Инструкторил пулеметчиков.
Один мой напарник начинал воевать в Афганистане. теперь ему 55 лет. И куда бы мы не приехали - выясняется что он тут был. К примеру в Степанакерте он был 25 лет назад. Нашел там какой-то дом, позвал хозяев.. они встретили его как родного и называли Алексей. А для нас он был Игорь. А для людей в Казахстане - Ваня.
Командир подразделения где мы расположились однажды его знал как Лютого. Они показывали друг другу фотографии внуков.
Самый страшный инструктор, которого я знал занимался медициной. Он не спасал людей, а заставлял их говорить. Уколами. Делал укольчик и человек начинал рассказывать. Ему было лет 60. У него в чеченскую войну погибли жена и дочь. До этого он мирно работал патологоанатомом.
Анатом сильно не любит пытки. Пытки на войне случаются. Например нужно чтобы человек очень быстро рассказал что-нибудь и его пытают. чем глупей и необразованней личный состав, тем такое случается чаще.
Иногда, прежде чем задать вопрос, например сразу отрубают кисть, перетягивают жгутом, берут кисть, отопыривают один палец и тыча им в источник информации начинают задавать ему вопросы. В подразделении людей, способных на пытки не любят, но к их способностям прибегают. Анатом это все не любил. не из человеколюбия. Он не любит пытки потому, что после пыток в крови человека химзавод и сложно подобрать коктейль. А после его коктейлей человек все рассказывает долго - надоест записывать и выяснять.
тех, кого пытали - убивают и концы в воду. А тех, кто рассказал под коктейлем - можно использовать как хочешь.
Война это страшно. Да. Особенно когда люди вокруг оказываются таким же зверями как и те, против кого ты воюешь. Но война это нормально. Потому что всю человеческую историю люди воют. Постоянно. И каждый из нас выжил только потому что его предки оказались в этой борьбе победителями. Нормально в значении повседневного и постоянного времяпровождения людей.
Можно, конечно, убежать. но гарантии, что убежишь навсегда - нету. Никакой и нигде.

Ради чего инструктора это делают? А ради того же, что и все остальные- за деньги.
В Армии, как и везде сейчас - капитализм. Гнусный и гнилой.
Идейные романтики вредны и опасны. Отдельные советские люди, воюющие за светлые идеалы еще встречаются. Выглядят динозаврами.
Проблема армии в отсутствии идей и идеалов. Мы полностью переняли американскую модель. Молодец тот, кто сам по себе молодец. индивидуально крутой специалист. Рациональный. Машиноподобный. Много, очень много знающий - тут не поспоришь.
Теперь ваххабиты идейные, Как когда-то были мы. при том что в военном смысле они ничего из себя не представляют.
Человек не может без идеи - он обесчеловечивается. Про него не хочется рассказывать. Поэтому я не пишу про армию. Тупо не знаю что писать.
Мне ни хуя не нравится кино, которое у меня в голове складывается. При том, повторюсь, что просто воевать мы умеем лучше, чем все наши враги.
Но ведь и воевать нам тоже не дают. Все время останавливают. - Два шага вперед, три назад.
До Киева дойти не дали, до Тбилиси не дали. - все время стоп. Когда мы уже готовы гнать этих пидорасов и стереть из с земли. После чего они рассказывают сказки, что остановили нас. Кого они там остановили?
Что-то копится внутри всего этого котла. Но пока не понять что.
Tags: Сирия, война, персонажи
Subscribe

  • Поминали разбитого в хлам робота

    После первой поллитры чачы на двоих ребята наши блистали. Юмор - искрометный, обаяния море, речь интеллигентная, говорили на испанском, украинском,…

  • 3 кг травы

    образовались так. Кил математик. А друзья у него реутовские. Ну дуют, ясно дело. Ну и разговоры все об этом. После спорта во время пьянки в гостях…

  • Коронавирусее всех

    "мы люди православные. В грехах каемся на каждом совещании: не сделали , не смогли, виноваты. То ли дело "западный подход": -Мы,лучшие…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments