morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

литературный сценарий фильма "Червь"(1)

aka
«Кщееш»

Между мной и миром,
в котором я был бы счастлив,
нет расстояния и тем не менее,
мы очень далеко друг от друга…

«HOLA DEL COMANDANTE CHE»



НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ

Парень на барабане играл ритм. Другой держал в руках две палки и подкидывал ими третью – подожженную с обоих сторон. Она подлетала высоко – и возвращалась точно на две другие и тут же крутилась – крутилась и в воздухе постоянно был огненный круг.


Было весело. Стучал барабан. Многие в собравшейся толпе смеялись.

Кургузов не смотрел на жонглеров. Он кого-то дожидался, прислонившись к парапету. А увидев- долго рассматривал.

По набережной туда – сюда ходил Дон Мук. Человек в длинной, непонятного вида, одежде и в шляпе с мягкими полями. По виду - немножко безумный мим. Он то показывал пантомимы, то передразнивал людей, которые ходили мимо. Передразнивал по всякому, в то числе достаточно зло. Пожилых, хромых, уродливых, толстых, беременных, Женщин на каблуках. Мужчину с вихляющейся походкой – по виду голубого, мужчину с толстой шеей и с походкой быка… Все подряд.

Дон МУК выбирая новую цель взглянул на расслаблено стоящего Кургузова. И, не остановившись на нем взглядом, зацепился на ком-то другом.

-Вот он! И сегодня пришел! Вот он идет! – кричал мальчик родителям.
Его ударили по руке - Не показывай пальцем!

Идет человек по набережной. Девушку гуляет. Или ребенка. Или сам прогуливается. Или сумку несет. Или мысли тащит с собой. Или глупость свою или ум – МУКУ – все равно. Он пристраивается рядом и копирует.
То, что видит. То, что видят все или то, что не видит никто.

Кургузов встал перед ним. В костюме, аккуратно подстрижен, хорошо выбрит, хорошо одет, уверен в себе и сильно пьян.

Позвал его тихо, так чтобы никто не услышал – Мук! Дон Мук! - Мук замер.

Кургузов подошел к нему и встал перед его лицом, Мук застыл как вкопанный. Замер в статую.

КУРГУЗОВ:
-Привет, Мук! Форджи сказал, что ты здесь бываешь. . Он сказал, что видел тебя года три назад. Что ты бросил семью, живешь один, не говоришь ни слова и ходишь в город кривляться.

Мальчик стоял с денежкой рядом.
-Мама! А куда ему деньги кидать? – спросил удивленной мальчик. Он руку сегодня не протянул.

Мук действительно стоял так, что в руку ему положить ничего было нельзя.
-Может он сегодня не хочет денежку – отвечала мамаша.
-Он всегда стоит так – мальчик показал как, а сегодня .. Мама! А можно я ему в карман положу?

-Поговори со мной, Мук, мне очень нужно – сказал Кургузов. Мы дружили когда-то с тобой.
Мук стоял.
-Я кащей. – назвался Кургузов. И ты был мне близким другом. Я специально приехал, Мук.
-Дяденька – он ни с кем не разговаривает. Он не умеет говорить – сказал мальчик.

Мук стоял без движения.

Кургузов взял его руку и согнул так, чтобы ладонь повернулась вверх.
-Клади - сказал он мальчику.
Мальчик положил свои рубли.
-Все? Ну, пойдем – уводила его мамаша.
-Он немой - еще раз сказал мальчик Кургузову и ушел с мамой.

КУРГУЗОВ:
-Я слышал, что ты не подходишь к компьютеру и не бываешь в сети, а мне нужно кое-что тебе рассказать. Я же знаю что ты не немой.

Мук стоял без движения. С лицом, закрытым низко надвинутой шляпой.

Кургузов привлекал к себе внимание, разговаривая с мимом.
Он взял вторую руку Мука, и сложил обе его ладони вместе в горсть. После чего ушел.



Мук стоял

И стоял пока люди не насыпали ему в горсть денег. После чего ушел.



Stop-кадр. С его фигурки срисовался силуэт, стал меньше и уполз в верхнюю правую часть экрана. Где пикнув, сохранился.



Подьехал джип. Остановился. Из него вышла девушка. В джипе сидел серьезные парни с серьезными мордами. Она вышла.
-Завтра в платье.
-Шутишь?
-Ты не читала направление что ли?
-Когда мне было? Я только с самолета. Оружие сдала и все. На ногах не стою…
-Завтра ты к какой-то певице на три дня. У нее гастроли тут. - Ей передали сумку.
-К певице… Пожилая, молодая?
-Молодая какая-то.
-Хреново.
-Почему?
-Пожилые певицы спокойней. Я люблю пожилых певиц.

Она хлопнула парней по рукам и пошла, пружинистой походкой по улочке вниз.

Мук сделал вид, что нападает на нее – в шутку. Она резко присела, сбрасывая сумку, сделала вид, что достала пистолет и выстрелила… Мук упал. Она, не глядя на него, перешагнув через лежаший «труп» пошла дальше.

Мук полежал. Потом встал, потом пошел в дом.
Старый дом со старым двором. С деревянным крыльцом.




Stop-кадр.
Срисовалась натянутая во дворе веревка и белье, превратилась в пиктограмму и уползла в верхнюю правую часть экрана.



Название фильма:
«HOLA DEL COMANDANTE CHE»

80-Е ГОДЫ. ИНТ. МАЛОГАБАРИТНАЯ КВАРТИРА.

80-е годы… По телевизору «Рубин-710» шла немудреная заставка политической передачи «9 студия», сопровождаемая энергичной музыкой…

Мама тупым ножом строгала стружку с куска хозяйственного мыла в ведро. На газовой плите стоял большой бак, в котором кипятилось белье.

Рядом с ней стояла соседка в рваном халате и показывала финские сапоги в коробке. Она разворачивала коробку, завернутую в бумагу с надписью:

«В ГУМе и его филиалах много хороших товаров» - развернув коробку скрутила бечевку, которой та была обвязана.

-4 часа стояла в очереди в ГУМЕ. Я вообще не за этими стояла. Там были красные. Но красные кончились, прямо передо мной. Представляешь? Передо мной мужик взял две пары, хотя по одной в руке давали. Но эти тоже хорошие..

-На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой? – сестра играла в мои фигурки как в куклы и считала их. «Такой» - вышло на черного офицера. Сестра ЛЮСЬКА дала ему щелбан и он вылетел с доски…

Чему отцы должны учить сыновей? Черт его знает.
Мой отец, не снимая шинели учил меня:
- Подтолкни ему кирпич, покажи возможность взять палку. Пусть. Пусть берет. Потом ты можешь его убить – говорил он мне.
Я поднимал глаза вверх, словно пытаясь представить, как это может быть.

На шкафу, до самого потолка была горка пустых пакетов из-под молока.

-А если у него будет нож? – спрашивал я, не понимая.
-Еще лучше – отвечал мне отец. Все равно вероятность того, что ты встретишься с человеком, по-настоящему умеющему им владеть – близка к нулю.

-Почему? – спрашивал я, просто для того, чтобы что-то спросить. Он же разговаривал со мной. Сидел рядом на стуле, как был – в шинели с темно-синими полосками на погонах. Вертел фуражку в руке.

На ковре, раскинув крылья и вцепившись когтями в ворс, сидел совенок. Красивым бездвижным чучелом.

-Потому что ты – интеллигент и тряпка. А в этой среде таких не бывает. Гнилье.
-А диссиденты?
-Еще большее.
-А еще хуже, чем диссиденты люди есть?

-Есть. Уголовники. Они считают себя выше закона жизни людей и 80% из них стучит друг на друга.

-А еще хуже, чем уголовники люди есть?

-Не мешай ему! – у него экзамен завтра – кричала мама с кухни. Отец вставал и уходил. А я поворачивался к своему столу с лепкой и продолжал лепить голову сестры, которая все время вертелась.

-Ой, какой красивое чучело! – сказал соседка и потянулась к совенку пальцем.
«Чучело» тяпнуло ее в палец.
Соседка грохнулась в обморок.

НЕБОЛЬШОЙ СПОРТИВНЫЙ ЗАЛ. СОРЕВНОВАНИЯ ПО САМБО НИЗКОГО УРОВНЯ, МАЛЬЧИКИ-САМБИСТЫ СИДЯТ НА ДЛИННЫХ ЛАВОЧКАХ ВДОЛЬ ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ СТЕН. КАЖДАЯ ЛАВОЧКА ЖИВО БОЛЕЕТ ЗА СВОЕГО,

Меня хлопают об пол с большой амплитудой. Я хлопаюсь. И первое, что делаю – смотрю на отца. Он стоит около стены. В форме.
Нас поднимают. Я поднимаюсь. Поправляем пояса.
Начало – захват. Я больше толкаюсь, чем борюсь – меня захватывают и опять бросают.
И ничего не могу сделать. Это повторяется. Парень просто издевается надо мной.
А я все время смотрю на отца. С пола. Из-под захвата. Даже когда меня бросают.
Отец уходит, когда меня удерживают. Заканчивается удерживание – меня переводят на болевой…

80-е годы. КВАРТИРА. КУХНЯ.
Я стою в коридоре. В школьной форме. В руках у меня грамота. На шее медаль..
-А мне, дай мне – сестра прыгает, чтобы я дал ей медаль.
-Это не шоколад! – говорю я ей и чмокаю в щеку.
-А что? – разочарованной спрашивает меня сестра.
-Родители дома? – я спрашиваю сестру.
-Папа на кухне – говорит она.
Я снимаю медаль, беру ее в руку и открываю дверь на кухню.
-Папа! Я … - мой голос сникает.

Отец и дядя Толя. Оба в форме – пили.
Оба – мрачнее тучи.
Дядя Толя – морской пехотинец, и форма у него красивая. На столе стоял и третий стакан. Накрытый черным хлебом.
-Сын-то как? – кивнул на меня дядя Толя. Спортом занимается?
Они были пьяные. Я хотел быстрей уйти, но отец положил мне руку на плечо и не отпускал.
Он повернул меня к себе.
- Занимается - ответил отец.
ДЯДЯ ТОЛЯ:
-Ну- ка - достань ладонями до пола.
Я достаю.
-Ну-ка – дядя Толя встал, подставил ладонь – ударь.
-Я ударил.
-Добре! – сказал дядя Толя. Кем быть-то хочешь? – спросил дядя Толя?
-Офицером – ответил я.
-Почему? – спросил дядя Толя..
-Родину защищать. Буду.
Отец скрипнул зубами и, закончив резать на длинные дольки один огурец, воткнул нож в стол с обратной стороны:
-Иди. Уроки делай.
-Пап – я разжимаю ладонь – я олимпиаду выиграл. Районную. По матема…
Папа смотрит на накрытый черным хлебом стакан и кивает головой – Угу. Молодец.
-Молодец – сказал дядя Толя, вытащил пистолет, вытащил обойму – дал мне пистолет.

Я пришел в свою, с сестрой комнату, повесил медаль на настольную лампу.
Сел в кресло. Машинально, не глядя, разобрал и собрал пистолет.
-Дай мне! – сказала сестра.
-На – я спустил раму в исходное положение, нажал на курок и отдал пистолет сестре.
Медаль качалась как маятник.


НАШИ ДНИ. ПРОСТОРНАЯ КВАРТИРА ЧЕЛОВЕКА С ДОСТАТКОМ. СО ВКУСОМ ОБСТАВЛЕННАЯ, БОЛЬШАЯ ЛОДЖИЯ. ПЛАЗМЕННАЯ ПАНЕЛЬ. ЧУЧЕЛО СОВЫ.

Макароны вывалились в раковину, когда я, прижимая их крышкой ввиду отсутствия дуршлага, откидывал.

Пришлось их оттуда доставать. Все равно никто не видит. Кроме совиного чучела.

Работал, так для фона – телевизор. Там кто-то играл в футбол.

Для фона же работал музыкальный центр. Там, тревожным голосом передавали:
-Более половины населения России умирает от болезней, связанных с сердечно-сосудистой системой. Спрашивайте в аптеках уникальное лекарство, разработанное российскими учеными…

Провода перекрулись и лежали черными клубками.
Я подошел к ноутбуку – Экран у него был черным. – Двигалась только заставка Виндов. Подошел. Постоял, протянул палец, будто я загипнотизированный…

Телевизор, вдруг из цветного стал зеленым. Все футболисты только зеленого цвета.



Шланг был словно живой.
В ванной текла из шланга вода. Из распылителя - ни капли, а из шланга – льет в разные стороны, а изнутри меня рвался смех. Ну, в самом деле, что такое – даже лампочка на кухне перегорела, стоило мне засмеяться.


Я сел на кухне, поставил перед собой стакан и бутылку. Справа от ноутбука. Чокнулся с носом совенка, погладил его аккуратно пальцем.
Ему было все равно - он чучело.
Пододвинул к себе ноутбук. – весь клубок проводов потянулся – я выдернул его из этого клубка.
Положил на него руки. Но не смог заставить себя дотронуться до клавиатуры.
Резко встал.


Ужас моего детства – когда он дрался. Дрался он не часто. Но как вообще находил такую возможность - я до сих пор не понимаю. Он сам был ужасен. Я видел, как однажды, недалеко от верфи, где мы жили, он проломил лицо здоровенному мужику.
Локтем.
Лицо мужика было выпуклым, а стало «впуклым». С каким-то совершенно жутким, и одновременно мягким звуком кость под глазом провалилась, когда отец ему двинул.
Отец даже не обратил на это внимание. Он уже бил другого.

Он редко дрался один на один. Как правило, тех было несколько, все равно сколько, а отец всегда один.
Я со страху писался, а отца это еще больше злило:

Всякий раз писался, когда он дрался. Только это и помню. Удар, треск, удар, треск и как у меня штаны намокают. И зимой и летом.

-Пацана напугали, говорил он, гладя меня по голове, перед тем как покинуть место битвы…



С балкона было видно, как по улице едет вереница машин. Из машин высовывались люди и размахивали российскими флагами…

КВАРТИРА. УТРО, ЗВЕНИТ БУДИЛЬНИК,
Будильник звенит долго.
Я лежу на кровати с открытыми глазами – так и не заснул.

Встану, не выключая будильник. Пойду на кухню - закрою ноутбук. Вытащу из шкафа костюм на вешалке – повешу его на ручку шкафа.

Включу чайник – он зашумит.

Умоюсь. Из шланга душа будет хлестать вода. Из шланга, а не из распылителя. У меня дома все сломано.
Возьму в руки бритву – на лице щетина, наберу пены, положу ее на щеку…

В БУДКЕ НА ВЕРФИ. В ОКНО ВИДНО ВОЕННЫЙ КОРАБЛЬ,

На стапеле стоял здоровенный корабль. Люди ползали по нему как мухи.

Человек из Мерседеса прикринул на него – открывавшего шлагбаум:
-Побыстрей нельзя?
Отец молчал.
Мерседес выехал. Отец пошел в будку сторожей.

В БУДКЕ
Он что-то неумело столярничал. Увидев меня не удивился, но сильно порезал себе палец.
-Что это вы, товарищ подполковник плотничать взялись? – сказал я вместо «здрасте». -Я и не знал, что ты что-то умеешь делать руками.
-Я и не умею. Вот – пытаюсь научиться.
Все в комнате было сделано им.
Стол был кривой, как и грубые стулья.

Говорил я зло. Я вообще, наверное, не добрый человек. Был тогда желчным, злым, хмурым, наглым и пьяным.
-Нет у вас родины, товарищ подполковник. Вы все просрали. И ее тоже - говорил я ему - показывая на корабль - Для кого строят? Для Индии? Или для Китая?
-Ты чего приехал, спросил он. – Случилось чего?
-Ничего не случилось. Я полковника получил. Теперь я старше по званию.
-Поздравляю – сказал отец – Быстро это у тебя получается.
-Прибыльная эта штука, пап - служба Родине.


Я так и не побрился…
У меня собранный рюкзак.

Посмотрю на свои головы.


Достану из стиральной машинки и одену еще не высохнувшие, вчера постиранные носки, трусы, футболку и джинсы.

Костюм, который снял с вешалки – положу в пакет.


Разобью одну голову. Глиняную, с оскалом и вмурованными чипами. В нее же будут влеплены несколько медалей, а одна – согнутая – в зубах.
И из осколков вытащу пистолет, затянутый в несколько презервативов.


Зайду в интернет и отправлю е-майл с ноутбука через инфракрасный порт телефона.
После чего начну спешить. В платяной мешок положу ноутбук и раздоблю его молотком, под треск электродрели. Так же поступлю с телефоном.


Тряпочный пакет с разбитым внутри него вдребезги, с особой тщательностью ноутом, и второй- с осколками головы - выкину по дороге в разные мусорные баки… На улице не жарко. На улице, скорее холодно. Дождь. Ветер.


-Что это фигня? – спросит девушка у своего соседа по рабочему столу? – показывая пришедшую на адрес почту.
-Фигня какая-то – скажет сосед, пробежав глазами. Психи бесятся. Вспышки на солнце. У меня за утро в почте 31 е-майл с вирусами. Если больше 20 приходит – значит, вспышки.


- Хм – интересно… скажет другой человек и подумав, поднимет трубку, позвонит по внутреннему телефону.
-Вить, слушай, пришли мне какого-нибудь компьютерщика. Да нет. Все нормально. Проконсультироваться хочу.

А где-то, где такие же люди, только в погонах, начнется суета и все как забегают, заволнуются.


-Сегодня утром, в адрес трех редакций российский изданий поступила информация о проекте …- начнет доклад дежурный офицер.



В редакциях газет устроят обыск.


Из редакций будут выносить компьютеры. На лицах тех, кто выносит - будут маски. На спинах надпись – «Налоговая полиция».


-Все, что могли - блокировали – закончит доклад офицер.
-Все? – переспросят его.
- Электронный пакет был отправлен по трем адресам. В двух не успели даже понять, о чем идет речь – было раннее утро. За границу ничего не отправлялось.
-Почему вы вы в этом уверены? – взорвется генерал –лейтенант.
-Мы знаем источник и знаем список адресов отправки. Он не особенно скрывался.
-Кто?
-Это пришло в управление – офицер выложит на стол конверт. Там написано, что существует еще три пакета – на имя Президента, на имя Генерального Прокурора и …еще один. В них информация не анонимная. И гораздо более полная.
-Кто?
На стол положат папку.
На первой странице будет моя фотография в форме.


СЕСТРА И СТАРШИЙ
Моя фотография стоит у нее в шкафу. В форме.

-Когда вы общались с ним последний раз?
-Не так давно. В этом году. Полгода назад, наверное. Чуть больше.
-Вы живете в одном городе. В получасе езды друг от друга, брат и сестра, и хотите сказать, что не общались?
-Нет.
-Не перезванивались?
-Нет.
-А я знаю, что нет. Этот номер телефона у вас 9 месяцев, мы посмотрели распечатки телефонных переговоров, там действительно нет ни звонков от брата, ни звонков ему. Вы были в ссоре?
-Нет. Просто некогда. У него работа, у меня работа. Своя жизнь.
-У вас были какие-нибудь разногласия?
-Не было у нас никаких разногласий. Разная жизнь. И все.
-Вы его не видели, он никак не выходил с вами на связь, ничего не передавал через знакомых, никаким другим способом?
-Послушайте, может, скажете, что произошло?
СТАРШИЙ рассматривает глинянную скульптуру на столе. На ней изображен человек за массивным столом без головы.
-Это его работа?
-Да. Что случилось?
-Нам необходимо найти вашего брата. Он видите ли… пропал. Не удивляет?
Сестра молчит.
СТАРШИЙ стучит по скульптурке.
-Талантливый человек. Как это называется?
-Памятник российскому чиновнику.
-А - СТАРШИЙ кивает головой. – Какой талантливый человек. Надо же – качает он головой. За окном стоит полная луна.

ИНТ. КВАРТИРА Юкки.
Я сижу у окна и смотрю на тонкий лунный серп, курю и дорисовываю на стекле к серпу полоску. Получается «Р».

Бородат. Загорел, гол – в полотенце вокруг торса.

У нее на спине белые полоски от купальника. Две на спине и полторы на попе.

-Мне очень нравятся полоски - Я проведу рукой по двум белым треугольникам у нее на груди…


-М-м. – в какой-то момент она остановится, перевернется, скажет:
-Подожди. Подожди! Нет-нет- подожди. Я сейчас взорвусь!
-Я подожду.
-Как тебя зовут? – спросит она.
-Виталий – отвечу я ей.
-Ты такой страстный. А внешне – не скажешь. Мне вообще бородатые не нравятся.

-Как хорошо ты это делаешь – скажет она, когда я возьму в кулак ее волосы - Виталий…
-Подрочишь с мое в лесу.
-Что ты делаешь в лесу?
-Да не в лесу я. Это я так. Аллегория. Символ. Образ. Одинокий человек всегда словно в лесу.
-А ты одинокий?
-Нет. Слушай, я у тебя на кухне машинку стиральную видел. Можно я у тебя постираюсь?
Она посмотрела на часы:
-Золотце, через 15 минут время кончится.
Я посмотрел в ее спокойные глаза.
-Я заплачу еще за час.
-Тогда стирай, конечно.

КУХНЯ.
-Порошок-то можно возьму? Сколько будет стоить?
-Дай я сама – она, уже в халате засовывает мою одежду в стиральную машину.
-Чай будешь? – спрашивает. – И это тоже? Ты же в этом пришел?
-Да – да. Засовывай. Я другую одену. Чай буду.
-Ставь тогда чайник. Боже, все костром пропахло. ДорОгой. Лошадьми.
-У тебя чувствительный нос. Что странно для курящей женщины.
-Ну, я курю, золотце. Но не очень много. Пять сигарет в день. А ты откуда? Из Москвы?
-Не. Из Питера.
-Из Питера? Везет. А я никогда не была в Питере. В Москву только ездила. За шмотками.
-Не была в Питер?
-Нет.
-Никогда?
-Да нет же.
-Не была в культурной столице?
-..
-То-то я смотрю ты какая-то неокультуренная.
-Я зато в Египте была.



Я иду по улице этого чмошного города, смотрю по сторонам и в ушах у меня звучит ее рассказ:
- Триста долларов отдала за туфли, а они через неделю сломались, я поехала обратно их отдавать, а продавец говорит – мы обратно не принимаем. А у меня и чек и коробка. Я тогда говорю – зовите юриста. У меня клиент был юрист – он рассказал, как надо делать… Хорошие туфли?
-Хорошие.
-Триста долларов. Ну. Но это другие немножко.
-Слушай, а ты всегда такую ерунду говоришь?
Я выхожу к шоссе и поднимаю руку.
Останавливается машина.
Мы недолго говорим – я засовываю рюкзак на заднее сиденье, а сам сажусь на переднее.


Водитель – худой, постоянно смолит сигарету за сигаретой, с землистым лицом, неуверенный в себе человек в спортивных штанах и кепке.
-Мне блатняк нравится. Я блатняк уважаю. По радио у него играет что-то ужасающе-надрывное из трогательной тюремной лирики.
«Взяли маню на ресторане, где менты висят». – мы едем а вокруг поля.
-А я за рюкзак отдал триста долларов – говорю я ему – вот за этот. А он возьми да порвись. Я в магазин. С чеком, а они – ни фига, говорят. Я тогда говорю – давайте мне жалобную книгу
-Правильно. Ни хрена себе!
-Прикинь. Как миленькие поменяли. Классный рюкзак? Триста долларов. У меня баба была – юристка, так она мне рассказала как надо.


-Что я больной ха-ха в армии служить? Оттуда ха-ха одни придурки выходят ха-ха – звучит у меня в ушах его голос, когда я сижу в лесочке и на спиртовой таблетке разогреваю консерву.


Утром я открываю глаза. Грузовик недалеко от меня сваливает в лес мусор. Я вылезаю из спального мешка…


-Что я больной ха-ха в армии служить? Оттуда ха-ха одни придурки выходят ха-ха.
-А я служил – весомо и недобро, с вызовом говорит водила. И помолчав добавляет – я тебе так скажу – не знаю что ты за человек, что ты об этом думаешь, но я служил и не жалею. И друзья у меня оттуда. И жену привез. Десять лет прожили. Я, правда, потом ее бросил. Шлюха была. С негром мне изменила. А я их итак-то ненавижу, черных этих. И евреев еще.
И поляков еще.
-А поляков почему?
- Жулье, хуже евреев.
-Ясно. А музыка есть у тебя?
-Нет.

Я стою, курю, осматриваюсь. В ушах звучит его:
-Не люблю я музыку. Она, знаешь, как-то мозги засирает эта музыка. Так едешь себе и нормально.А послушаешь чего-нибудь – тьфу. Бывает что ничего. А бывает херня какая-то попадется –везде потом ходишь кому-бы вдарить…

. «Транзакция запрещена. Свяжитесь с вашим банком» - показывает банкомат.

Отошел от банкомата. Засек время. 10- 03. Обошел дом, второй, посмотрел на странного человека, который как-то прицениваясь меня осмотрел. Прошел по переходу, поменял в переходе кепку и футболку, поднялся по лестнице другого, взбежал на технический балкон дома, с которого хорошо просматривался пяточок, перед банкоматом. Достал из спрятанного рюкзака и включил видеокамеру.
Настроился ждать.

Дети во дворе во что-то играли…
.
-Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить все равно тебе води…

НАТ.
Под моим окном - Пустынная улица. Кусты.
Интеллигентного вида человек догоняет идущего перед ним- того, кто ко мне приценивался. В момент обгона тот, которого догоняли, резко нагибается вниз. У него из рукава выпадает кошелек. Он радостный его поднимает. Кошелек. Открывает. В кошельке прилично денег. Тот, который догонял, останавливается. Тот, который нашел, - оборачивается. Кто потерял? – Но на этой стороне улице как специально, никого нет. Я иду по другой.
Никто не идет. Кто потерял? Господи боже мой – обращается к стоящему
- Горе-то какое у человека будет? Столько денег за раз потерял. Что же делать?
-Радуйся! - в голосе слышится зависть.
-Да что же радоваться? Кому-то же ведь горе. Блин. Я сам деньги терял. Это, может, получка была. Или что – то такое. И потерял. Ну, как же! – нашедший, жалостно причитает – а делать то что?
-Нашел и радуйся, чего ты?
-Может, сдать в милицию?
-Ты что?
-Думаешь, нет?
-Нет, конечно.
-А неудобно как-то.
-Ну не знаю – человек хмурый от зависти трогается дальше. Делает несколько шагов.
-Постой, а?
Тот останавливается.
-Ну, давай хоть поделим!


Очень быстро они появились. Слишком. Не прошло и десяти минут. На нескольких машинах. Уверенные в себе.
Вышли из джипа, покрутились у банкомата. Сфотографировали его. Место вокруг. Не стесняясь, не таясь. Было видно, что люди просто выполняют свою работу. Один из них взял телефон и набрал кому-то. Остальные разошлись, показываю чью-то фотографию. Боюсь, я знаю чью.

У ЗАБОРА
Делят деньги.
-Меня Саша зовут. - Вот, возьми, мой телефон. – Он записывает на листке бумажки быстро телефон. На это время отдает кошелек. Отдает бумажку.
-Опаздываю, слушай. Звони, брат. И быстро уходит.
-Кошелек… – оставшийся с деньгами в руках растярян крупной пачкой денег и кошельком.

ДВОЕ СПОРТИВНЫХ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ И ДЕВУШКА ПОДБЕГАЮТ К ТОМУ, С КЕМ ПОДЕЛИЛИСЬ ДЕНЬГАМИ

-Вот он! – кричит девушка.
-А второй где?
-Вот смотри кошелек- тот, который стоял с кошельком кидает кошелек от испуга на землю.

Крик:
-Да это на похороны у брата взяла! Ровно 10000 было. Мне отдавать сейчас.
«Брат» хмурый стоит, прижимая того, с кем делились.
-Вот он телефон оставил.
-Тут пять тысяч всего!
-Щас позвоним.
Звонят. Хмурый брат: Остервенело. Ты чего, дерьма куча, за лохов нас держишь?
Слушай. В трубке звучит голос женский. Робот:
- Городская справочная станция. Ждите ответа. Ждите ответа.


Двое зашли в кафе, показали официантам мою фотографию.
Никто, естественно меня не узнал, молодой хотел было идти еще куда-то, тот, что постарше, поддержал его желание, сам, однако высказался в том духе, что посидит в кафе, подождет.
-Какая разница, все не в конторе сидеть. И потом мы не сидим, мы ходим по всему району, суем везде эту фотографию и спрашиваем, не видел кто это человека два часа назад. С учетом того, что он, судя по двум видам формы – морской и сухопутной, явный профи. Мы уже были ( тот, что старше положил на стол спутниковую фотографию с хорошим разрешением) …на автозаправке, в булочной, в этом вот кафе, и опросили мешочников на улице. Опрос закончили.. так – он посмотрел на часы, сейчас 12-48, опрос закончили в 13-50.
-Нафига нам этот, как думаешь? – спросил молодой?
- Не знаю. Голова инструмент тонкий, надо всем ее ломать - сломается.

У ЗАБОРА
-Я не знаю, кто это был! – мужик явно дрейфит.
-Слушай, мужик, ты нас за идиотов держишь? Мы тебе не милиция. Адвокатов вызывать не будем. Кошелек у тебя – все. Куда деньги дел?
-Да говорю же я – не брал я. Это этот. Вот он мне половину дал.
-Какую половину? - парень достает нож. – Слушай, гнида, я таких как ты – ненавижу - один из «братьев» играет бешенство. Он оборачивается, будто смотрит есть кто еще на улице, или нет.

Мужик закрывается и пытается закричать, но рот ему быстро закрывают.

Кобель по ту сторону забора, услышав возню, вскакивает и гавкает.

-Ребята – я не брал ничего, заберите. Отпустите меня. Я клянусь, не брал. Вот.
Как не брал? – ярится другой. – Кто брал?

-Сколько у него есть? – девушка спрашивает у второго, который берет у мужика кошелек, который тот сам ему протянул.
Subscribe

  • Как Зеленский будет есть галстук?

    Глядя на то, как обделались США, долго ли, коротко, хозлы таке ж, по вечной своей привычке, начнут расползаться по норам, прятать в огороде…

  • Не видать Донбасса укропатам

    Одесса, кстати, тоже русский город. Байден об этом отлично информирован теперь. Ему подробно объяснили в каком мире живет. Оттого и звонил, как…

  • Хозлам все меньше хочется на пулемёты

    Понимают, что донецкие порвут их как тузик грелку. И мы добавим. И конец каганату. Но США очень просят! А то вся гидность испортится. Тем же,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments