morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Category:

оркестрик

в жизни сценариста есть один такой момент.
Когда ты впервые видишь экранизированный текст.
Какой такой момент?
Ну, словно тебе показывают твое воспоминание, только там все не так.
В голове становится щекотно и ты, вдруг вспоминаешь где и как это уже видел, или фразу, вроде знакомую, или ситуацию или персонажа, только стоп! Почему это теперь Ярмольник?
Не могу сказать что это приятный момент. Нет. Когда кто-то лезет в твою голову и меняет твоего школьного директора, на Ярмольника - это настораживает.
Ну и многое другое. Воспоминания в твоей голове иногда лучше чем то, что ты видишь, иногда хуже. Иногда ты вообще почти не узнаешь никого и ничего.
Все это длится несколько минут, а потом мозг, привыкший загонять душу в реальность подсказывает - это просто движущиеся картинки на экране. Это просто артисты.

аааа! в дупу. Все равно не описать. Короче 15 лет все никак не привыкну


Каждый второй ребенок в безвинном возрасте занимался музыкой. И 99 процентов мучились, страдали, резали себе руки, плакали, прогуливали, обманывали родителей, бабушек и дедушек и благословен был тот миг, когда с грохотом последний раз закрывалась крышка рояля или застегивался кофр и когда ноты летели на дальнюю полку или в урну. Все эти Гайдны, Черни, Моцарты, Скарлатти, Бетховены , Вивальди, Шопены, Чайковские и непонятный Шостакович - весь этот кромешный ужас на пяти линиях в басовом или скрипичном ключе, да, благословен был тот миг и счастливы были соседи и воздух свободы пьянил и обещал многое и будущее казалось безоблачным и дали, светлые дали, ждали и манили недоступными до того развлечениями на свежем воздухе и гармоничнейшей тишиной, где ни одна нота, ни один аккорд, ни один флажолет, ни одна дурная мысль о том, кто написал какое каприччо и зачем, не нарушит безмятежного течения времени… понимаете?
Так вот. Наша история не об этом. Она об оставшемся одном проценте.




а текст был такой


1 серия Зимние Гимны
04.04.2012 "Приличная виолончель"

October 5th, 2011
1.
Кащей не дал оркестру доиграть. Он прервал увертюру
-Посмотрите в окно – попросил он
Все посмотрели
- Что вы видите?.
-Город – отозвался кто-то.
-Правильно. Паршивый, грязный город, где живут алкоголики, воры, проститутки, неучи и бездари которые делают вид что они врачи, ученые, политики и бизнесмены. Страна производит огромное количество бездарей - я понимаю, такие времена, но почему худшие из них идут в музыканты? Почему вы не играете в хоккей? Или в этот, в волейбол? Смелости не хватает? Зачем вам тромбон Саша, займитесь спортом пока не поздно, вы опоздали в рэкетиры, но еще успеете стать милиционером!
Если раньше у меня всегда был приличный оркестр, то теперь я не могу собрать квартет который бы мог не то что сыграть, а хотя бы настроится нормально! Миша! Концертмейстер виолончелей! Ты знаешь, что такое Ля? Изобрази мне! – Миша изобразил - это хрень собачья, а не ля! – дирижер швырнул в него палочку.
-Музыка единственное свидетельство иной жизни. Иного пространства. Иного измерения , где живут не душонки не людишки, не проблемки не деньжата, а Дух. Сияющий Дух человека.
- Если в стране такие ноты не звучат, то по ней могут ходить люди, ездить и чадить машины, осуществляться транзакции, но … - это вся эта суета не будет иметь никакого смысла и никакого будущего. Горы мусора – это все что остается после ваших жизней на этих кладбищах прямых углов.
Голос Кащея звучал так густо, так вязко, так пугающе зло, что у альтистки Маши задрожали руки, половина оркестра оцепенела, а кое-у кого потекли слезы.
-Я молю богов о том, чтобы сейчас – он показал на дверь, в нее постучали и вошла пусть не блестящая, а просто хорошая виолончель. Потому что вот это - он показал на пульт виолончелей – это адовы муки. Я должен вас выгнать, туда, на улицу – к ходячим трупам, что будут жрать вашу плоть и ваше время, но других – нет. И этот визг, который вы тут изображаете, может он просто как последнюю бабочку последний цветок, пусть жалкий, привлечет. Потому что больше некуда вообще.
Оркестр, привыкший к подобным экзорцисам, пережидал выступление дирижера и по команде палочки, всем составом посмотрел на дверь. В нее никто не стучал.
Дети были напуганы. Или просто ждали. Кощей вздохнул. -Если не дух, то хотя бы последний цветок на мусорной горе…
-Коля – дай тромбон - Дирижер достал свой мундштук. Взял поданный ему инструмент, постучал по мундштуку. Поднял к губам и за толстыми стенами старого здания, за его грязными стеклами, за пыльными городским воздухом, через шум строек, ругань конвоя на только что прибывший на вокзал этап, футбольную трансляцию, стука колесных пар отходящего поезда, поезда, рева самолетных двигателей, еле слышно, покачиваясь там где нужно, так как нужно, усиливаясь с каждым мгновением, с каждым тактом, с каждой нотой, с каждым километром, над землей… пошел … снег.
2.
ТИТР
Зимние гимны
3.
Старый междугородний автобус, из совсем дешевых, для небогатых людей, был битком. Пассажиры сидели на двухместных местах по трое, стояли в проходе, а некоторые устраивались на ступеньках. Это спасло. На посту, где перед бетонными блоками всем положена остановка, зашли милиционеры. В бронежилетах, с автоматами на боку, поводили жалами, на лица ближайших пассажиров. Вглубь автобуса милиция не полезла – проход был заставлен тележками, сумками и людьми. Милиционеры постояли на подножке спросили у водителя все ли нормально и ушли. Девушка у задней подножки, вжимавшаяся в соседей и полосатые пластиковые мешки с барахлом, не по сезону легко одетая, и шептавшая - я везучая, я везучая - выдохнула. Сесть было негде. Тюки. Люди. И пока автобус шел по среднерусской, белеющей под падающим снегом, равнине, она смотрела в окно.
Наступила ночь. На сидячих местах перед ней спали мамаша и ее дочь. Автобус дернулся, притормаживая и во сне мамаша уронила сумку. Никто не видел. Из упавшей сумки выпали документы.
Девушка рассмотрела. Паспорт и аттестат. Везение. Это было везение.
Автобус остановился.
-Стоянка пять минут – объявил водитель непонятно кому. Просто в спящий салон.
Девушка подняла документы. Взяла и кошелек тоже. Вытащила деньги. Потом посмотрела на спящую мамашу, на дочь, сжимавшую мамашин рукав – и положила половину обратно. Вытянула из полосатых тюков , забивающих всю заднюю подножку и сиденье Икаруса свой рюкзак, небольшой и тяжелый и вышла на шоссе. Осмотрелась . Напротив была стоянка фур и кафе куда побежал водитель их автобуса.
4.
В город она приехала на одной из тех фур.


В туалете училища она чуть накрасила лицо карандашом, который попросила у красивой наглой девочки с футляром скрипки, что туда зашла туда покурить. Потом нашла кабинет директора.
-Он на репетиции в актовом – сказала секретарша.
Из зала выходили пришибленные музыканты с чумными лицами. Несли свои инструменты. Кто-то покрутил у виска. Кто-то перекрестился.
Она посмотрела на их лица, отвернулась к окну и заплакала. Размазала слезы по щекам - так, чтобы туш потекла. Сделала себе самое жалобное лицо, зашла внутрь, где оставалось пара человек. Села с краю и стала тихо плакать.
-Вы кто? – спросил Кащей.
-Я Настя – сказала она. У меня виолончель украли. И документы. Я поступать к вам ехала. В автобусе заснула
-Виолончель? – перебил ее Кащей.
-Да.
Все кто еще оставался в аудитории и ожидании своей очереди на экзекуцию замолчали разом и уставились на нее. Дирижер отвлекся от своего недовольства. Он перестал стучать, обернулся.
Махнул рукой – садись – и приказал Мише, виновато стоявшему в классе, дать ей свой инструмент. Настя села на стул. Взяла Мишин смычок отпустила перетянутые волос. Директор ждал и продолжил что-то показывать мише в партитуре. Настя сидела.
-Ну, играй, наконец,- сказал он. Сидеть пришла?
-Сейчас.
Она провела по открытым струнам, потом взяла ломаный аккорд. Он услышал – сделал знак, чтобы мальчик перестал оправдываться. Внимательно на нее посмотрел.
-Ну? – ждал он.
Он ждал, она не играла. Долго. А потом…
5.
В туалете девочки курили.
-Видели? – шепотом спросила альт Маша. Она не курила – стояла перед зеркалом и смотрела на свое испуганное лицо - Он ее призвал.
-Кого? – спросила ее Полина.
-Виолончель - покачала головой альт Маша.
-Что значит призвал?
-Он взял трубу у Коли и призвал. Позвал, как зовут своих коней или волшебных птиц, или просто зовут о помощи.
-Откуда?
-Не знаю. Из того мира, про который говорил. Мира, где сияющий дух.
-Что за чушь ты несешь - фыркнула Полина и выкинула щелчком сигарету.
-Этот мир есть.
- Не видела. Пока сама не увижу – не поверю.
-Он позвал – она пришла. Не просто хорошая – отличная виолончель. Он сразу появился. Как только она смычок взяла – я видела.
-Кто появился?
-Дух. Словно сидит она же, только в белом платье, в длинном, с волосами, перехваченными заколкой с бриллиантами, а платье такое, с золотыми цветами, и будто светится. Вот аж тяжело смотреть, как на лампу – Маша показала на лампу дневного света, висевшую под потолком.
- Фрр – фыркнула Полина, двигая пальцем по планшетнику - А меч где? За спиной висит?
-Какой меч?
-Вот такой - Полина показала изображение в планшетнике – там была какая-то воительница с мечом и распущенными на ветру волосами – ты дура, Маша. Романтичная глупая дурочка, которая без конца читает фэнтези.
-Нет- ласково улыбнулась Маша. Это Хуана Безумная. Испанская королева. Он так любила своего мужа, что везде возила за собой тело своего мужа, когда умер. А у ее сына, Карла, был абсолютный слух.
-Тьфу ты. Психи одни вокруг меня… - Полина схватила свои вещи и вышла из туалета.
Маша опять всмотрелась в свои глаза в зеркале.
-И прожила в трауре 50 лет. – завершила она свою мысль.
6.
-А кто же тебя там учил? – спросил злой старик в кабинете, куда потихоньку собирались на совещание люди.
-Дядя. Он закончил консерваторию, но жил в деревне. И учил только меня.
Директор вдруг схватил левую Настину руку и потряс.
-Мозолей нет! Почему не мохрятся? И чистые какие. Когда занималась? Ты что –то врешь! Ты сколько смычок не держала?
-А дядя просто умер той зимой – лепила Настя - Я поэтому плохо играла, что последние полгода редко занималась. Родители хотели чтобы я парикмахером стала.
–Ага, - хмурился директор. А Настя улыбалась.
-Ты не плохо, играла. Ты играла, по крайней мере … - он подобрал слово – неплохо. В квартете была когда-нибудь?
-Да. Чуть-чуть.
-Мне нужна виолончель в квартет. А ее нет. Хотя бы приличной, не говорю – звучащей.
-Сейчас уже поздно, я позвоню в общежитие, чтобы тебя так пустили. Документы завтра оформишь. Хорошо хоть паспорт есть. И в бухгалтерии скажу, чтобы тебе стипендию выплатили за сентябрь, все равно задним числом оформлять.
Старик говорил все это тихо.
Все кто уже пришел в кабинет смотрели на нее с интересом.
Директор протянул Насте ноты.
-Разбери партию, посмотрим, что выйдет.
-Спасибо - потупившись, с самым скромным лицом, на которое была способна сказала Настя и вышла.
-Спасибо, что пришли – обратился старик к присутствующим вставая во главе стола.
Секретарша, как только Настя вышла, закрыла кабинет директора, где началось совещание на ключ и тщательно закрыла вторую дверь. Сделала погромче на компьютере скучную испанскую музыку, исполняемую на виуэле
7.
В комнате было три кровати.
-Вот тут тебе койку могу дать - сказала кастелянша. Устраивает? - проворчала и было слышно, что саму кастеляншу вообще мало что устраивает в этой жизни.
-Да – улыбалась девушка – улыбалась и не могла остановиться.
В душевой она поставила свой рюкзак на подоконник, нашла тонкий кусок мыла. Им помылась сама и постирала футболку. И все время улыбалась, улыбалась, даже во сне. Когда уже легла спать. Я везучая – прошептала она. Меня зовут Настя Абалкина. Мне 17 лет. Я из Аштая, Читинской области.
8.
Маша – альт ночью рисовала Хуану безумную, что таскала за собой два года тело умершего мужа. Хуана у нее была с распущенными волосами, с мечом в руке, стоящая на воде, а дорисовав - повесила на стенку рядом с такими же персонажами.
9.
-Эй.. – разбудили Настю соседки в общаге.
-А? спросила та спросоня и схватилась за свой рюкзак, который лежал с ней рядом.
-Ты кричишь во сне. Наверное, кошмары снятся.
10.
В деканате утром, ей уже дали какие-то анкеты и, поглядывая в украденный паспорт, она их заполняла.
Тетка в бухгалтерии молча приняла документы и выдала деньги.
-Плюс пятьсот рублей к стипендии сверху.
Настя улыбнулась. Она взяла деньги, рюкзак свой спросила у вахтерши, где автовокзал и как до него добраться и собралась было на улицу, но тут дождь пошел. Да такой - стеной. Пришлось возвращаться обратно в училище. А там по коридору шел директор.
Инструмент взяла? –спросил он.
-Нет еще – улыбнулась самой искренней улыбкой Настя.
-Иди бери, через полчаса квартет.
11.
Настя шла по каким-то кривым коридорам , где иногда, в закутках стояли то трубачи, то скрипачи, то еще кто-то и пытались репетировать - и пришла в магазин мастерскую.
Бабуля с острыми глазами, стоявшая я по ту сторону прилавка выдавала трубу, ноты, мундшук , нотные тетради молодой мамаше, зачитывающей все по списку. Капризное чадо ее при этом стояло рядом и ныло:
-Мама, я не хочу играть на трубе.
-Тебе доктор прописал, легкие развивать- резко пресекала мамаша. Впрочем, малыш все равно плакал и говорил
-Мама, я не буду играть на трубе!
-А я говорю - будешь - будешь!
-Мама можно тогда на гармошке?
-Нет. У тебя легкие слабые а руки уже сильные.
-Мама, я не хочу на трубе!
-Я тоже не хочу. Шум от нее какой! Но играть будешь! Хватит орать! И стукнула его ладонью по попе, наконец она расплатилась, ребенок обреченно взял ее за руку, мамаша кофр, и сумку с остальными причиндалами в другую руку и они ушли.
Настя протянула бабушке записку – вот, директор к вам прислал.
Старушка прочла бумажку, еще раз внимательно на нее посмотрела – Настя ежилась. Она была совсем легко, не по погоде одета.
Старушка покивала головой и пошла куда-то вглубь стеллажей.
Не было ее долго – Настя успела осмотреться – около окна стоял стол, на котором разобранная скрипка, инструменты.
Старушка принесла кофр, вытерла его от пыли.
-Вот. Попробуй – открывая видавший виды кофр произнесла старушка.
Внутри лежала виолончель.
Настя кинула на не взгляд.
-Хорошо- кивнула она.
Старушка непонимающе ждала.
-Смотреть не будешь?
-Да зачем? – отмахнулась Настя.
-Какая разница? – тут она увидела себя в отражение - свое лицо, а увидив, надела на лицо искреннюю улыбку и произнесла – какую выдали, той и буду радоваться. Настя закрыла кофр и было ушла.
Старушка была сильно удивлена и недовольна.
-А Канифоль? – резко бросила она ей в спину.
Настя остановилась. Обернулась. Взяла канифоль. Сделала книксен.

12.
В кабинете сидела троица. Одна ботаник с альтом, - Маша. в прыщах и очках, одна красотка в дорогой одежде со скрипкой - Полина. И еще один задрот со скрипкой же, на котором пиджак был на два размера больше.
-Ты что ли открытие сезона? - спросил задрот – Кощей сказал, ты открытие сезона.
-Кощей это кто?
-Директор, он же препод по квартету – красотка доставала скрипку, настраивалась. –Короче так. Он злой, он ненавидит, когда опаздывают. Он не человек. Он служит музыке и готов любого принести в жертву. Добро пожаловать на заклание. До тебя был Миша, которого заклали за то, что он паузу в Бородине передержал.
Зашел Кощей.
-Это ваша новая виолончель – представил. Настя Абалкина. Пока поиграет.
-Ругать тебя пока не буду, - объяснил Кощей Насте – Пока не пойму, что ты можешь.
Разложили партитуры. Андрей поднял скрипку – и вступили.
-Вступили! – тут же крикнул он на Настю. Надо готовиться не когда ноту услышала!
Настя улыбнулась.
-Стоп. Ну как. Еще раз. Локтем тут много, попробуй началом смыч…
13.
Старуха, что выдавала ей виолончель, покачала головой. Кащей пришел к ней в лавку и пил чай из стакана в подстаканнике с гербом.
-Ты дала ей Марго. Это же твоя виолончель. Почему? Она играла тебе?
-Нет. Она к ней не притронулась.
-Почему дала?
-Красивая девочка для Марго. На Марго никто не играл двадцать лет. Ей скучно.
-Что это будет?- Кащей посмотрел на заготовленные доски, что старуха мазала клеем и зажимала струбцинами.
-Лютня .
-К чему?
-Хочу послушать как звучал Иоганн Иероним Капсбергер
Кащей допил чай и вышел. При выходе он обернулся
-Ты блаженная. Ты сумасшедшая. Какой Иоган Иероним?
- Девочки из Аштая книксен не делают – сказала старуха.
-Сейчас никакие не делают – кивнул директор.

14.
В пустом кабинете, где занималась Настя было почти темно. Закончив партию она посмотрела в окно. Дождь кончился, смыв с улиц снег и день. Она стала собирать виолончель, потом достала, почти собранную, постучала по ней пальцами в разных местах. Потом убрала, оставила виолончель в классе – за дверью, взяла рюкзак и вышла в коридор. Там ее ждали.
-Куда идешь? – тормознула Полина – У нас до тебя был лучший квартет в учаге. Знаешь почему? Мы занимались много. Пошли в класс, сыгрываться надо – она достала из кошелька деньги и дала их Андрею.

15.
Пили в тайном месте, в библиотеке. Закрыв изнутри, закусывали консервами хлебом и колбасой и рассказывали о себе.
-Лучший? Да вы играли как калеки. Я бы на месте вашего Кощея вообще нас слушать не стала – говорила Настя.
- Видно что ты провинциалка - голосом знатока утверждал Андрей. Светская дама, только попав в квартет не начинает всех с навозом перемешивать.
-А почему вы водку пьете?- интересовалась новенькая, принюхиваясь.
-А что?
-Вино.
-С вина не опьянеешь. А какой смысл пить и не пьянеть? – пожимал плечами Андрей.
-Правду говоришь в глаза- одобряла Полина. - Молодец. Не то что... хреново играем, так и есть.
-Не обращай на нас внимания. Мы вообще очень добрые. Особенно Полина – Маша с водки мягчела и всех гладила. -Она только на вид такая сука, говорила Маша, гладя Полину, которая ножом резала колбасу, по спине – на вид - а сама знаешь какая добрая…
-За знакомство – сказала тост Полина. И выпили.
-А у вас можно денег занять? – спрашивала Настя. А то мне даже прокладки не на что купить.
-Можно, – кивнула Полина, полезла в сумочку. Из нее выпали презервативы и деньги. Она дала их Насте. Не считая. Ни деньги ни - Презервативы тоже бери. Может, пригодятся. Куришь?
-Курю.
-Почему ты грустный такой – спросила Настя Андрея, который мрачнел с каждым глотком.
-Бить меня будут. Духовики.
-За что?
-Да его всегда есть за что - спокойно резюмировала Полина и протянула Насте сигареты. – Только тут не курим – пошли на черный ход. Пойдешь с нами, Андрюха?
-Вы девки дуры – покачал головой Андрей, уплетая бутерброд, что дала ему Маша.
Они у двери прислушались, а потом тайком выбрались из библиотеки на лестницу.
-Ключи Андрюха украл, а я дубликат сделала – объяснила Полина Насте. Библиотека работает пару часов в день, а все остальное тут пусто, но никто знать не должен. Это наше тайное место. На – это тебе – Полина дала Насте ключ. –Раз ты с нами. На лестницу вышли втроем с Машей, но та не курила.
-У нас размер похоже один- продолжала Полина на лестнице – я тебе завтра одежду принесу. У меня много что тебе подойдет.
-А я когда смогу отдать- не знаю – начала было отнекиваться Настя.
У Полины было несколько телефонов. Она достала из сумки один, выключенный до того, включила и положила на подоконник. Он тут же зазвонил. Она взяла его, сказала «Привет шлюха» и отошла в сторонку, поговорить.
-Мы хотим конкурс выиграть. Весной – со всей проникновенностью, погладив Настю по руке сказала Маша. Международный. Нам всем очень надо. Для поступления в консерваторию. Понимаешь? Ты для нас подарок.
Мимо прошли пьяные духовики спросили
-Где этот гандон?
-Кто?- растерялась Настя. Маша ничего не отвечала и уставилась в окно.
-Андрей где? - повторили духовики.
-Настя было хотела ответить, но кстати вернувшаяся Полина ответила за нее
-Он в кино пошел.
Когда духовики, хохоча что далеко не уйдет, скрылись, Полина обьяснила странное поведение Маши.
-Маша у нас никогда не врет. И сразу впадает в ступор. – Докурив, соблюдая все предосторожности девочки вернулись обратно.
Андрей лежал на полу.
-Вот гад. Всю закуску сьел – ругалась Полина.
-Он же мальчик – защищал его Маша.
-Тебя духовики искали. Злые – просто чтобы что-то сказать, проговорила Настя.
-Уж лучше бы сейчас нашли.
-Почему? – не поняла Маша.
-Чем ждать, что побьют завтра, лучше бы побили сейчас и уже все.
16.
До общаги они добирались вдвоем с Андреем с приключениями. Несколько раз падали. Улицы превратились в каток.
-Все, зима пришла – говорил Андрей.
-Да. Не убежать.
-Куда убежать?
-Я так, просто.
Настя поскользнулась и упала. Андрей ее поднял.
Зима пришла. Не убежать. Летом знаешь можно и бежать тепло и все хорошо, а зимой –нет. Даже если одежда есть, то неудобно.
-Ты настоящий музыкант - сказал Андрей. Когда падаешь – виолончель спасаешь. А могла бы на нее грохнуться. Они подошли в общагу, поддерживая друг друга.
В общаге какой-то мужик попросил Настю предъявить к осмотру вещи.
-Чо в чехле? – спросил.
-Виолончель.
-Покажи.
-Вы что из милиции? – Настя оглядывалась на улицу - на дверь, где только что вроде шел Андрей, его не было.
-Ишь ты, ушлая. Ну-ка, подпрыгни! – грозно сказал человек.
Настя подпрыгнула с инструментом и с рюкзаком, с которым не расставалась.
-Проходи – кивнул мужчина.

17.
-Что происходит? – спросила Настя в общежитии у соседок, заходя в комнату.
-Коменданта общаги назначили. Нового. Бывший военный. Оооо… - девочки делали большие глаза. Он проверяет, чтобы алкоголь не носили.
-Черт… я чуть не умерла со страха. – Настя никак не могла отдышаться.

18.
Ночью ее снова разбудила соседка.
-Ты что? – спросила ее Настя.
-Ты кричишь во сне – сказала ей соседка по комнате. Сильно кричишь . - Ясно - кивнула Настя. Кошмары. Извини.
-И перегаром пахнет – добавила соседка.
Настя достала из одежды свой плеер и протянула ей.
-На. Спи в этом. Дарю. Извини, пожалуйста. Кричать, видимо, буду.
Соседка заснула. В ушах звучало…
19.
Настя взяла стул, стоявший зачем-то в душе и закрылась изнутри. Открыла рюкзак. Там было штук десять пистолетов и кусачки для ногтей, внутри которых была пилочка. Она разделась, включила воду, залезла на стул и попыталась открутить решетку вентиляционного отверстия. Открутила, аккуратно натянула на пистолеты презервативы. Хотела положить их в , но.. отверстие было занято. Там лежал пакет. В пакете - джинсы. Пришлось обратно ставить на место решетку и убирать в рюкзак оружие.
20.
На улице был сильный ветер. Чертыхаясь, пошла в училище.
Только светало. Позвонила. Охранник пустил. Настя прошлась по пустым скрипучим коридорам. Открыла библиотеку. Надписи на полках говорили – Гайдн, Чайковский, Бах, Прокофьев. Засунула оружие на дальнюю полку испанских средневековых композиторов , за ноты.
Потом нашла в коридоре стул, достала инструмент села на лестничной клетке. Посмотрела в окно и стала заниматься.
-Видишь как. Я тебя ненавижу, - сказала она виолончели - А ты меня спасаешь.
21.
Андрея били утром.
Настя только-только выгралась , инструмент стал как-то звучать и что-то стало получаться, и смычок перестал гулять по струнам, и звук почти прав… - как в коридоре раздался топот.
Андрей улепетывал зайцем. Петлял. За ним бежали. Он взвизгивал, закрывался скрипкой а
добежав, спрятался за Настю. Пистолет его преследователя выглядел, как настоящий. Тот близко не подходил, встал, медленно, и картинно встал, как Тиль Уленшпигель сказал Насте:
-Не шевелись! И поднял пистолет выцеливая Андрея за силуэтом девушки.
Настя в ответ подняла свой, который достала из кармана куртки, сняла с предохранителя, передернула затвор и направила уленшпигелю в лоб.
-Ого - смеялся тот. - А ты кто?
-Смерть твоя, ля. Что надо, Уленшпигель?
Из коридора в этот момент добежал еще один, запыхавшись – он нес два кофра труб. Свой и товарища.
- Мы тромбон. А ты волшебная виолончель? – «Тромбон» Коля Мамонтов пистолет не опускал.
-У тебя травмат или пневматический? – спросил он смеясь.
-Зажигалка у меня – вы духовики? Что вам надо?
-Нам Андрюха нужен.
Андрей прятался за Настей, прикрывался скрипкой.
-На хрен он вам?
-Он джинсы своровал у Артема. Мамонтов имел ввиду своего приятеля.
-А вы меня ловили? – Андрей на секунду показался и мамонтов выстрели шариком- попал. Андрей взвизгнул.
У насти выступил на лице пот. Она встала к стенке, открывая Андрея. Сняла палец с крючка. Мамонтов выпустил по нему обойму шариков.
Мамонтов еще двинул Андрею по лицу на всякий случай - и духовики зажали Андрея дверью а потом также хохоча стал знакомиться с Настей.
-Я коля. А это Артем. Ты веселая. У тебя травмат газовый или пневма? Дай позырить?
-А честь девичью тебе не отдать? – спросила Настя?
-А ты типа четкая телка, с пистолетом ходишь? Но он тебе не поможет. Оружием надо уметь пользоваться, а то отнимут и наоборот только хуже станет. Особенно если газовый.
Артем вытащил из кармана губную гармошку и подудел ей в ухо.
-Это у него от волнения – это значит ты ему понравилась- обьяснил Мамонтов.
-Че понравилась, ни фига не понравилась- скривился Артем.
Шубись- директор – сказал Мамонтов и они смылись в секунду, будто их и не было.
В конце коридора послышались шаги. Настя поставила на предохранитель и убрала пистолет. Рука дрожала.
Подошел очень грустный Кащей.
-Как устроилась?
-Ничего, спасибо – сказала настя.
-Приболела – он увидел пот у нее на лбу, достал платок. И подал ей.
-Спасибо. Нет, занималась. Давно не видела чтобы кто-то носил носовые платки.
-Потому что их никто и не носит.
-Вы тоже грустный – сказала настя, скорее чтобы отвлечь директора от своего состояния.
-Я? Да.
-У вас что-то случилось?
-Меня только что уволили – обьяснил Кащей. Он показал руку- там был телефон. – только что.

-А квартет?
-Скорее всего училище закроют. Классическая музыка никому не нужна. У нас недобор уже несколько лет. Да и вообще. В этой стране ничего серьезного , ничего, чему надо учиться долго и каждый день, ничего этого не надо. Это катастрофа.
Ему кто-то позвонил, он вытащил трубку и пошел себе дальше, сообщать грустную новость.
Настя вытащила руку с пистолетом, вынула обойму, извлекла патрон из патронника, засунула обратно в обойму.. тут раздался шорох – она вздрогнула и на нервах опять загнала патрон в патронник и подняла пистолет.
Андрей открыл дверь, которой был прижат.
-Тьфу, мать твою! – она ругнулась в сердцах. Было бы смешно…
-Что?- спросил Андрей.
-Ничего.
-Блин. За что тебя? – спросила Настя у Андрея, который вышел из-за двери.
-У Артема джинсы пропали.
-А украл ты?
-Нет, конечно – захихикал Андрей.
-А почему ты не скажешь, что не ты? Почему ты не возмутишься?
-Кому возмущаться?
-Если не ты брал, а тебя за это стреляют- надо обьяснить, что не ты.
-Не могу. У меня репутация.
-Какая репутация.
-Не обьяснишь так сразу. Возмущаться надо тогда, когда есть кому а мне некому. Нет аудитории для моего возмущения.
-Тебе не верят?
-Нет.
-не обидно?- спросила Настя.
-Очень. Но я привык.
-У тебя будут синяки – иди в столовку лед приложи.
-Смеешься ты? - он подмигнул. - Меня надо всего в лед вмуровывать.
-Больно?
-Нет, - шепотом рассказал Андрей. - Я с утра обезболивающего наелся. – Он захихикал. Похоже, переборщил. Что-то странное состояние. Хихи… Прикольное оно - действие химических препаратов. Я обычно расстраиваюсь, а тут неееееееехихихихи. Мне вообще все пофигу…
Настя пока он хихикал опять извлекла патрон и засунула в обойму.
22.
Она потащила его в туалет и заставила пить воду. Он пил воду, пока его не стало рвать. Его вырвало хорошенько, а потом они пошли репетировать.
23.
Репетиции толком не было. Он спал на полу под столом, около батареи, зато Полина принесла Насте одежду.
-Опять побили – поняли девки и положили принесенную одежду в пакете ему под голову.
Репетировали без него.

24.
Потом она вела Андрея по ступенькам общаги.
-Осторожно, вот так.
Андрей висел у нее на плече, кое-как цеплялся.
Настя подняла его на пятый этаж.
-Ого- ты один живешь? – спросила она.
-Да. Я не могу ни с кем жить у меня аллергия на людей.
-В смысле?
-В смысле я такой уникальный. У меня аллергия на людей – я начинаю чесаться и покрываюсь пятнами и экземой если со мной кто-то живет. Очень удобно. Мне выделили комнату.
-Ого. Аллергия на людей. Я тебя понимаю.
-Нам, гениям положено иметь аллергию на людей.
-В смысле нам, гениям?
-Перестань. Я гений и ты гений. Это же ясно. Что ты стесняешься. Все свои. – Он засыпал и заснул, стоя на карачках, упираясь головой в кровать.
-Гений, блин- сказала Настя, выключила свет и ушла.

24.

Вечером общага подозрительно молчала. В общаге всегда что-то играли. Скрипачи, трубачи – общага была полна звуков. Тут общага молчала.
-Что такое? - спросила Настя у девочек.
-ооо - сказали девочки. - Подожди, сейчас сама услышишь.
Вся общага ждала молча и дождалась. В темноте раздались аккорды расстроенной гитары и кто-то ужасно заиграл и запел
– Мой фантом как пуля быстрый, в небе голубом и чистом, снова набирает высоту… Новый комендант самозабвенно исполнял у себя на пятом. Комната коменданта была рядом с Андреевской.
Андрей прибежал к девчонкам весь белый и сказал
- я сейчас умру. Мне так плохо. Так плохо. Приполз в общагу поспать, а он гитару принес... говорит, я тоже музыкант. Я думаю – что уже умер. И это ад. А он в соседней комнате поселился и орет… – его лицо выражало неподдельное страдание.
-А что же снова, придурок, обезболивающего не нажрался? – спросила Настя. Нажрался бы химических препаратов - опять бы хихикал, а потом бы опять блевать пошли.
-Я нажрался, Настя! Как он стал петь - вторые полпачки съел. Не спасает. Зачем он так орет?
-Да – кивнули девки. Плохо, когда абсолютный слух!
Андрей покрутил пальцем у виска:
-Вы сдурели? Абсолютный слух - это счастье. Можно я у вас посплю? У вас хоть не так слышно? – он, не дожидаясь ответа залез в кровать Насти, и тут же заснул.
-Дай плеер - попросила она у соседки. Потом вытащила у него из кармана ключи, взяла свой рюкзак и пошла спать в его комнату, тем более что новый комендант заснул. Храпел громко. Но, по крайней мере, не орал песни.

-На этот раз ее никто не будил - проснулась она сама от кашля. Кашляла, никак не могла остановиться.
Оделась, оставила в комнате инструмент, собралась было уйти без него - но мучил кашель. Она посмотрела на себя в зеркало высынула язык – он был обложен.
25.
На лестнице встретила Андрея.
-Выспался? – спросила она.
-Да.
Настя залезла к нему в карманы.
-Ты что?
Она вытащила руку – в ней были женские часики.
-Это ты украл у Лены домбристки – только взглянув на них узнала Настя. Они же тебя ночевать пустили.
-Я украл?- возмутился Андрей? Ты с ума сошла?
Настя вывернула его карманы и все что посчитало неподходящим – забрала. Это были пара заколок, одни часы и одна новая зубная щетка.
-Щетка моя - возмутился Андрей.
-Не верю - покачала головой Настя.
-Почему?
-Я людей насквозь вижу. Их будущее и прошлое. Хочешь, скажу куда джинсы дел?
-Врешь!
-Ты спрятал их в душе. В вентиляцию…
По реакции Андрея было видно, что он испугался.
- Я не специально. Не знаю, как это происходит. Я случайно. Это типа болезнь. Находит на меня. Особенно, когда расстраиваюсь. Или злюсь. Пожалуйста, - зачем-то добавил Андрей, видимо, думая, что Настя его сдаст.
-Пошли заниматься, гений - сказала Настя.
И они пошли.
И снег пошел.



Ролик - это не ролик. это просто нарезка снятого пилота и Закрытого проекта.
пока просто пилот. за него еще надо будет побороться. И выпустить книгу.
Tags: кино, оркестрик
Subscribe

  • Надеюсь братья-украинцы вставать на колени не будут

    посмотрим!( upd не встали!!!!) То есть я смотреть не буду, по причине не способности болеть за взрослых мужчин которые мячик катают. Это же не…

  • Дельфины

    Уже и не вспомню который раз приплыли дельфины, когда выходил в море.Позавчера опять . Очень редко выхожу, отчасти поэтому. Но уж совсем был…

  • будущее и детерменировано и непредсказуемо и

    никакого парадокса тут нет. Примерно как погода: -грозовые тучи и темные косые столбы под ними гарантируют дождь, пока внезапно не подует встречный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments