morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Category:

ВЫКУП

ВЫКУП

Литературный синопсис полнометражного художественного фильма по мотивам воспоминаний участников описанных событий

1.
Глуховатая и пожилая настоятельница пансиона отобрала у девочек свечи, книжки подкинула в камин дров, и увидев в отражении жесты, которые показывали ей в спину, обернулась к кроватям:
-Вы, девочки не любите меня за то, что я не позволяю читать вам по ночам, при свечках авантюрные романы, забираю у вас книжки из-под подушек и убираю их из нашей библиотеки. Вы обижаетесь, обзываете старой каргой, сухарем и мечтаете избавиться от опеки вашей директрисы. Мне тоже сегодня не спится. Страшная буря. Страшные сны.., сейчас вернусь. - гремя палкой, на которую опиралась, подсвечивая себе путь лампой, она вышла.
Девочки накинулись на ту, кто была неосторожна и строила старухе в спину рожи.
-Все из-за тебя. она заставить нас читать Библию.
-Нет- предположила другая - она пошла за розгами.
-Она приведет с собой вампиров и они высосут нашу кровь....

Старуха меж тем зашла в свою комнату, и достав из-за шкафе папку с тесемками, двинулась обратно.
- Садитесь поближе, я расскажу вам кое-что сказала она, устраиваясь на стуле и поставив лампу на тумбочку.
Не бойтесь, сдвигайте кровати, сегодня можно. Все равно не уснуть.

Она развязала тесемки и открыла папку. Там были рисунки. Первые из них, причем, были были цветные, старательно выполненные А дальше карандашные, торопливые, без цвета.
Начав свой рассказ она потихоньку доставала рисунки и давала их девочкам чтобы те, рассмотрев передавали их дальше друг другу…



2.

-В 1852 году одна парижанка развелась и осталась с маленьким ребенком на руках. Муж ее был простоватый сельский парень, лишенный всяких возвышенных стремлений.
Женщина она была образованная не по времени, самостоятельная, опять же, не по времени, смелая от рождения и романтик, как всякий кто запоем читает и доверяет печатному слову. Среди прочего, печатное слово рассказывало, что в самой большой и загадочной империи мира - России все дворянство говорит по-французски и страстно любит нашу Францию, несмотря на прошлую и грядущую войны.
Желая своему сыну лучше доли, чем скучное фермерство на том же поле, что и у отца, деда и прадеда, она собрала чемоданы и поехала за тридевять земель, рассчитывая открыть в далекой стране частный пансион для девочек и стать самостоятельной фигурой, не зависящей от мужской прихоти.
Я, Анна Дрансе, на старости лет, и на пороге нового века, рассказываю вам, эту историю в назидание. Во-первых, потому что другой у меня нет, чему я страшно рада и для очистки совести, которая неспокойна за ваше будущее – вы слишком обмануты авторами приключенческих романов, которые писаниной своей зовут вас в дорогу, сами, при этом бесстыдно оставаясь по домам, рядом с камином и трактиром. Итак :


3.


Бой был страшный и прекратился на короткий час. Имам Шамиль попросил генерала Граббе о переговорах. Павел Христофорович переговоров не хотел, полагая, что Шамиль использует их для какой-то хитрости.

Не хотел, но бой остановил - Шамиль шел по трупам русских солдат и защитников аула Ахульго с маленьким мальчиком. Шел не быстро, запоминая расположение наступающих.
Так старший сын имама Шамиля Джамалуддин, 7 августа 1839 года был выдан отцом в качестве заложника. Ему было 8 лет.
Переговоры окончились ничем и, пока изголодавшийся в осаде мальчик ел в палатке генерала, пушки снова начали стрелять, штурм возобновился и Ахульго пал. Сам имам, выяснивший пробелы в осаде, привязал своего второго- младшего сына - Гази-Магомеда на спину и прыгнул в пропасть.

4.


5.
Мальчик с перевязанной рукой с любопытством наблюдал как работал скульптор Клодт, а на него с балкона смотрел царь.
-Сын Шамиля, значит, а что с рукой?
-Ранен, Государь. При возвращении горцы напали , был в перестрелке и шальная пуля.
-Рука будет работать?
-Пуля попала в кость. Не известно. Надеемся.
- Развит?
-Весьма. Любознательный. Казак, который с ним, говорит быстро учит русский язык.
- Что же делать? Я думал его к сыновьям в кадетский корпус. А у него увечье. Ну, Павел Христофорович, как думаете?
-Думаю больше некогда. Да и сами посмотрите.
Мальчик перевязанной рукой стал помогать скульптору, подавая ему инструмент.
-Хорошо. –Николай кивнул.
-Крестить?
-Нет - ответил царь. Пусть сам, когда подрастет, решает в какой вере быть. Родители магометане, а я все же царь, а не отец ему. Пусть учится. Форму оставить черкесскую.
-Слушаюсь.
-Николай – позвал сына царь, возьми Джему и идите обедать.
-Это кто, папа?
- Джамалудин. Отданный отцом в аманаты. Будет учиться с вами.
-Что такое аманат, папа?
-Аманат это заложник.
-Это твой заложник?
-Заложники это не наш обычай. Ни взрослых, ни детей, мы в заложниках не держим. Это обычай Кавказа. Нам это приемышь. Заботьтесь о нем.
Дети побежали вниз, и позвали ребенка с собой.
-Дети всегда найдут общий язык – заметил Николай, наблюдая эту картину. Не то что родители.




6.

Я прибыла в Россию как раз в это время. По дороге фантазировала и много рисовала. Вот эти рисунки . Я принесла вам посмотреть. Мне виделись картины балов, обсерватории, школьные классы, библиотеки, театры, благородные люди и жуткие разбойники, неловкие в бою, которых легко побеждают прекрасные воины в красивой форме.

7.
На постоялом дворе, где мне довелось остановиться, совершенно никто не говорил по-французски.
Но сын очаровательной хозяйки куда-то сбегал и привел пьяницу, который, впрочем, прекрасно изьяснялся, поскольку сам, как выяснилось, был нашим соотечественником - коммивояжером, оставшимся совершенно без средств, после того, как его ограбили. Он жил в Тифлисе уже несколько лет. И у меня пытался выведать какой сейчас собственно год и месяц. Он производил впечатление человека не в себе, но очень веселого.
Выслушав меня, он помог договориться с жильем, но категорически предупредил, что из моей затеи ничего не выйдет.
Его комментарий к местным обычаям был для меня кошмарным.


8.
-Мадам? – девочка подала голос. Мадам Дрансе, которая замерла и перестала говорить, очнулась…
-Его комментарий к местным обычиям был кошмарный – повторила девочка ее последние слова.
-Да. Я пытаюсь вспомнить его имя. – Дрансе смотрела на рисунок. На рисунке был тот самый француз. С бокалом в руке, размахивающий второй, свободной рукой, за столом… я не помню его имени. Надо же. Дрансе расстроилась. – Как же так… как я могла забыть. Ах, как жаль. Не помню. Я начала забывать то, что мне казалось, невозможно забыть… Он был первый, кто показывал мне город…


9.

Довольно быстро выяснилось, что никаких пансионов для девочек в России никто финансировать не будет, знатные фамилии учат своих детей на дому, а незнатным французский язык и вовсе не нужен. Большинство населения было неграмотным вовсе и всех это устраивает. Знатные фамилии считали, что грамотные крестьяне хуже работают и меньше рожают. И в этом был резон. А самая большая империя означает, что там огромные безлюдные пространства и можно неделю не встретить ни одного человека.

10.
Первое, от чего я избавилась в своем багаже – это были книги про путешествия – единственная польза от того, что я их читала и везла через полмира была в том, что их быстро купили.

11.
-Он показывал мне город, когда его арестовали русские жандармы . Офицер, который командовал этим арестом, сообщил, что Франция находится в состоянии войны с Россией. Пока я собиралась и ехала, они решили повоевать.
Мой новый друг и гид, оказался шпионом, при нем обнаружили карту Тифлиса и подступов к нему. Шла война.
Мои чемоданы также были досмотрены, правда со всей учтивостью. Я обьяснила все предметы, которые были со мной. Неожиданно событие это, помогло мне в устройстве личных дел.


12.
Военный губернатор , Иван Малхазович Андроников был учтив:
-Мне очень жаль, что вы проделали такой долгий путь, мадам, но у нас нет таких пансионов и право слово, не понимаю, зачем их открывать. Зачем учить простолюдин грамоте. Я не враг ни народу своему, ни своему отечеству.
-Как же не враг? Если все будут уметь читать - будет только лучше. Человек будет интересоваться науками.
-А кто будет трудиться на земле, если все будут читать Петрарку, Овидия, Гомера и других? Они очень длинные. Я читал.
-Но они могут читать, как возделывать землю, в специальных журналах.
-Неужели наше угощение плохо? Сыр нехорош? Вино? Фрукты? Мясо? Вам не нравится?
- Очень вкусно, спасибо.
- Достаточно мне, хозяину выписывать журнал о ведение дел и я устрою все лучшим образом. Скажу что делать.
- Но ведь грамота нужна еще для нравственности. Для поисков духа.
- Да, но искусство наука и война требуют ежедневных занятий. Иначе они бесполезны. А Кто будет рожать детей? Когда? Грамотные женщины не рожают.
- Как? В ваших семьях по-многу.
-Это у дворянства, мадам. Наши жены не работают. Их работа – рожать и воспитывать. Если им надо было трудиться в поле, у них бы тоже не было времени читать.

13.

Денег на обратный путь не было. Пришлось продать и остальные вещи, которые были у меня с собой, что было крайне затруднительно, учитывая мое незнание языка. Я пригласила хозяйку к себе в комнату, предлагая на выбор платья, книги и всякие безделушки, наш разговор был видимо, со стороны очень смешным, сама хозяйка и дочь ее пытались понять пригодится ли им французское платье, они снимали свою одежду и но тут … в комнату постучали.

-Мадам Дрансе?
-Да.
-Давид Александрович Чавчавадзе – представился офицер - Губернатор сообщил мне о Вас и Вашем деле и я хотел бы пригласить вас в свой дом, на должность гувернантки, воспитывать своих дочерей.

14.
Детей было много:
-Саломе, Мария, Тамара, Александр и Лидия –
я нашла работу, которая могла меня прокормить - гувернанткой у шумных грузинских князей. Старшие, Саломе и Мария были вверены моему попечительству.
Девочки были прекрасны. А увидев Александра я пошла плакать к себе в комнату. Мой, когда я уезжала, был такого же возраста. И я очень давно его не видела.


15.
На полковом смотре Николай попросил шефа полка пригласить к нему Джемаллуддина. По строю передали – к царю. Молодой офицер подъехал.
-Здравствуй. Лихой и бравый, молодец. А почему подал рапорт об увольнении со службы?
-До войны подавал, сейчас не время. Сейчас надо воевать.
-Это да. А вообще, служба не мила?
-Жениться хочу, ваше величество – отвечал офицер. Поэтому.
-Да, на ком же?
-На Елизавете Олениной. Разрешите, ваше императорское величество?
-На внучке Алексея Николаевича? А она что же, согласна?
-Так точно.
-И чем же собираешься заняться?
- Как победим - в университет поступить. Изучать электричество.
-Погляди-ка какой. Возвращайся в строй, я подумаю.
Офицер, отдав салют, исполнил приказ – занял свое место в порядке полка.
-Так чтобы не шевелились губы -его товарищ спросил
-ну? Как?
-Сказал.
-И что?
-Подумает.
-Уфф. Ну, с богом.


16.
Джамаллудин спрыгнул с лошади, и забежав в дом, где был шумный прием, не сказав ни слова Лизе, при стечении гостей отдал отцу семейста и хозяину дома– Петру Оленину конверт и отдавая, встал на колени.
Лиза, поняв что происходит встала рядом с ним.
Отец ее, Петр Оленин, до того сидевший за столом, когда подали конверт, увидев печать - встал. Заметив его движение встали и затихли все, кто был в гостиной. Только что было шумно – звонко, и стихло в один миг.
Петр открыл сургуч и развернув стал читать про себя.
- Император жалует тебя, Джамаллудин поручиком – дочитав, с большим волнением произнес отец Лизы.
Все ждали продолжения.
-Брак одобряет. Посаженным отцом будет сам… разрешает тебе выйти в отставку и одобряет желание заняться наукой об электрических явлениях в санкт-петербургском университете.

Петр хранил задумчивость и поднял руку – все кто начал было поздравлять, снова затихли. Он нашел глазами свою супругу.

-Что? – спросила жена.
-Нам с тобой, матушка надо самостоятельно решить следующее дело. Отдавать ли замуж Лизу за магометанина, либо поставить ему требование – креститься прежде женитьбы.
Родители посмотрели на Джамаллудина, тот не сомневался и не вставая с колен сказал, повернувшись к Лизе.
«Твой Бог — мой Бог! Моя душа — твоя душа. Мы будем молиться вместе, радоваться вместе, страдать вместе. Мое счастье будет отражением твоей любви.»... — так он сказал.
И вот тут уж веселье началось.

17.

18.

19.
Получив известие , летом 1854 года имам велел своему сыну Гази-Магомеду идти на Грузию, разорить Цинандали и взять знатных заложников для последующего торга с русским царем.
«Воздух наших гор сделает его снова аварцем, — говорил он, — и я передам ему священное знамя войны с неверными».


20.
Слава Богу, сами князья и их жены по-французски говорили. Я собиралась проработать там ровно столько, сколько потребуется для того чтобы накопить средств на обратный путь.
Это снова был отличный план. Я даже не стала распаковывать пару чемоданов из тех, что путешествовали со мной. Несколько месяцев, думала я и все. И через пару дней нас захватили.

21.

Мы как раз ели фрукты. Любезный доктор Горличенко, до того смотревший детей, в большом волнении прибежал к нам, с оружием и стал быстро что-то говорить, показывая в сторону садов. Я, конечно, не понимала ни слова, но тут он, прервав свою речь вдруг поднял оружие и выстрелил. Мне показалось- в меня – оказывается нет – я обернулась- в саду бежал человек с бородой размахивая саблей, и добежав до меня, оцепеневшей, упал замертво.

22.

Вдруг забегали женщины, и потащили меня куда-то, прятаться – я услышала выстрелы. Из бельведера, где мы укрылись, было видно, как прилегающие сады, строения, дороги и само имение наполняется всадниками.
Они врывались в каждое строение, что встречалось им по дороге и разоряли их, словно саранча, нападающая на зеленое поле оставляя за собой одно лишь разоренье. Как мутный поток они заполнили все пространство переворачивая всех вверх дном, стреляя, заполняя дикими звуками тихую до того долину. Все ближе и ближе были их кони. Они нашли приготовленные было к бегству эпипажи, вытащили сумки с драгоценностями, корону царя Ираклия которую еще прошлым вечером с большим почтением показывали мне княжны, наконец ворвались в дом стали стучать по пианино, только доставленному из Петербурга и… ожидание было страшным. Мы молились, надеясь, что нас не найдут. Но..
Дверь выбили, нас хватали, как до того, тюки с ценностями и тащили во двор. Горцы дрались за нас между собой. Меня схватил какой-то человек, который нес меня как куль с мукой, не обращая внимания на мои попытки освободиться от него и в конце-концов, выпрыгнул со мной во двор из окна. Не успели мы коснуться земли, как один из этих хищников, в чалме, подскочил и попытался меня вырвать, тот не уступил, они стала драться на кинжалах прямо надо мной. Меня держали за руки и дрались, обливая меня кровью и я досталась новому. И только тут смогла осмотреться. Поножовщина была везде и самая страшная – за княгиню, которая сидела с младенцем на руках в луже, пытаясь прикрыть собой ребенка. Несколько человек уже лежало убитых рядом с ней, пока остался один. Больше никто не пытался оспорить его добычу. Кто-то, как мой хозяин держал свою, кто-то еще продолжал драться за детей и женщин.
Тогда человек, стоявший у княгини что-то спросил - она достала из ушей серьги. Сняла кольца и отдала их этому человеку.
Во двор вьехали люди на лошадях. Во главе них был юноша и что-то, мне показалась прошептал. И тут же драки остановились. Он скомандовал что-то , и нас вдруг беспрекословно и всех бросили прямо в грязь, между копыт его лошадей. Раздались выстрелы пушки. Снова где-то начался бой.
Нас посадили на лошадей, позади всадников и так под пулями отряда, который пытался нас отбить- стали переправляться на другой берег. Княгиня не удержала свою четырехмесячную дочь. Девочка упала на камни. И .. ее косточки. Они торчали из ее тела. Но она была жива и кричала.
Мюрид, который ехал после княгини, увидев ее глаза - воткнул в ребенка нож. И отбросил тело с дороги. Я пыталась .. пыталась вырваться и кинуться к ребенку. Меня сбили с ног плеткой и стали избивать, пока вокруг не раздались выстрелы, стали стрелять. Кто-то пытался отбить нас у наших захватчиков. Меня ударили и дальше я долго ничего не помню.


23.
В мерных движениях животных, верблюдов, ослов, лошадей, наверное даже слонов есть музыка которая убаюкивает. Проходит много часов и ты вдруг понимаешь что не помнишь дня, или двух, или трех. Эта музыка убаюкивает твое горе, твою боль, твои воспоминания, и даже твое я. Ты просто растворяешься, сидя или лежа на спине животного, которое никуда не торопясь идет по тропе.
Очнулась я оттого, что смеялась Мария. Какой-то мальчик на привале дал ей яблоко. Она разулыбалась и стала играть с ним. Ее смех вывел меня из оцепенения и я огляделась.
Наши платья и шляпки украшали лошадей и самих горцев. Один из них с гордостью вез раскрытым мой зонтик. Сама я была только в корсете и рубахе и осознав это – попыталась стянуть с лошади платье.
Горец цокнул языком и кинул мне бурку.

24.

Мадам директор прервалась в рассказе. Несколько девочек плакали. Некоторые сидели оцепенев. Пару закрыли руками уши. Те глаза, что были видны - были полны ужаса. Мадам Дрансе выпила воды из кувшина.
-Это все было с вами? – тихо спросила одна из них, самая смелая.
-Сейчас, рассказывая это все, я уже думаю что нет. Не со мной. С девочкой, такой как вы, которая была лишь на пару лет старше. Кто – то из вас сейчас умней чем я тогда, кто – то смелей, у кого-то больше таланта и фантазии, кто-то наделен даром всегда быть жизнерадостным или музыкальностью - люди разные. И в каждом есть что-то прекрасное. И в каждом что-то плохое. И никому из вас я не желаю такой доли, что выпала мне. И никого из вас не могу защитить от событий и горя, которое конечно будет в вашей жизни иначе, чем этим рассказом. Поэтому расскажу дальше.




25.
-Всякий раз, когда я падала на скользкой тропинке, меня били плетью. Также как скот, который шел впереди нас. В какой-то момент я осталась только со своим похитителем, его слугой и несколькими лошадьми, навьюченными добычей.
Больше никого на тропе не было. Ни пленных. Ни разбойников- никого.
Мы остановились на берегу ручья. Гаджи-Керим, мой хозяин, положил на берег бурку, на нее посадил меня, а сверху, на меня- все свою оружие. А сам пошел к ручью, расстелил маленький коврик, встал на колени и стал молиться. Все время повторяя Аллах ия.
Его слуга Иван поодаль поправлял тюки.
Было довольно тихо. Очень зябко. И я стала молиться, чтобы господь ниспослал мне смерть.
Наверное, это была самая искренняя молитва в моей жизни, я плакала, и тут вдруг медальон, что был на моей шее вывалившись из рубашки, звякнул по оружию. Я взяла его в руки, открыла. Это был портрет моего сына. Посмотрев на его лицо, я вдруг закончила свою просьбу господу не так как хотела. Неожиданно для самой себя я попросила смерти и возможности вырастить сына.
В этот момент, Гаджи-Керим, вырвал медальон у меня из руки и, порвав цепочку – с шеи.
Свои молитвы он закончил раньше.
Кинувшись на него за своим сокровищем я получила удар. А потом еще и еще. Он смеялся надо мной, встававшей снова и снова, чтобы протянуть руки к медальону.
В конце-концов, показав на Луну я повторила слова, которые много раз повторял он, когда молился - подняв ладони к небу…аллах ия
Гаджи, уже поднявший плеть удивился и посмотрел туда, куда я показывала рукой. На Луну. Опустив плеть он убрал медальон в карман и оставил меня в покое.


26.
Чавчавадзе с офицерами рассматривал карту в уцелевшем флигеле своих владений, где висели детские портреты, когда его люди привезли ему тело младенца – дочери. Они развернули мешковину и отец ее увидел.
-Князь - говорили ему офицер. Мы должны спешить. Горцы разделились но мы все еще можем поймать большую часть из них на тропах.
Князь не реагировал, держа девочку на руках.
Наконец человек, который принес тело, прервал офицера
– мы не догоним. Наверху пошел дождь. Река наполнилась водой. Они ушли.
-Распорядитесь о погребении – промолвил, наконец, князь, глядя на портреты остальных своих детей и на их игрушки, разбросанные по флигелю.
Не отпуская девочку с рук он ушел в кабинет, достал бумагу, чернила и написал:
Ваше императорское величество!..
Письмо отдали фельегерю и тот повез его в Петербург бесконечными дорогами России.


27.
Шел дождь, шло своим чередом отпевание и шла война.
Длинной указкой с плашкой на конце, двигая оловянные фигуры по карте, генерал Василий Андреевич Долгоруков докладывал царю положение дел.

24 июля. Кровопролитное сражение при Кюрюк-Дара (на Кавказе) князя В.О. Бебутова с анатолийским корпусом Зари-фа-Мустафы-паши; полное поражение турок. Наши потери: убитыми 21 офицер и 578 нижних чинов; ранеными 119 офицеров и 2 336 нижних чинов; урон неприятеля около 8 000 человек. Трофеи: 15 орудий и 2 000 человек пленных.
4 августа. Сдача союзникам оборонительной казармы Аландских укреплений (на Балтике).
11 августа. Бомбардирование г. Колы (на Белом море) английским фрегатом «Мирандо».
18 августа. Шесть английских и французских судов стали на якорь на рейде Авачинской губы перед Петропавловском (Камчатка).
20 августа, Камчатка. Бой с неприятельским флотом, ставшим так, что наши суда и батарея № 3 не могли действовать; десант в 600 человек овладел батареей № 4, но вскоре отражен огнем судов, дальнейшие попытки высадить десант отбиты. Наши потери: 6 нижних чинов убитыми, 1 офицер и 12 нижних чинов ранеными.
24 августа, Камчатка. Бой французского фрегата «Лафорт» (30 орудий) с батареей № 3, приведенной снарядами в полную невозможность действовать; бой английского фрегата «Президент» с батареей № 7, орудия которой сбиты: десант 876 человек отражен 312 человеками и отступил в беспорядке, с потерею 350 человек. Наши потери: 31 нижний чин убитыми, 2 офицера и 63 нижних чина ранеными; трофеи - английское знамя, 7 сабель, 56 ружей.
27 августа, Камчатка. Неприятельская эскадра снялась с якоря и вышла в море, захватив корабль Российско-Американской компании «Ситху» и сожгла военный транспорт «Анадырь».
1 сентября. Занятие союзниками (3 000 человек и 12 орудий) г. Евпатории, в котором находилось 740 человек русской слабосильной команды, пользовавшихся местными грязями.
2-6 сентября. Высадка союзников на Крымский берег близ г. Евпатории и Кичикбельского озера
-Что будет делать с письмом князя Чавчавадзе? – спросил царь генералов.
-Князь Чавчавадзе представитель владетельных родов Мегрелии и Кахетии. Их верность на Кавказе сейчас очень нужна, но помочь сейчас им мы никак не можем. Просто не знаем чем. При малейшем движении войск заложников уведут. Единственный путь- дипломатический. Договариваться о посредничестве и ждать условий. Если они не погибли при переходе – то несмотря на все тяготы плена- будут живы.
-Что может потребовать Шамиль?
Отвечать взялся Нессельроде, на которого и переводил вопрос военный министр.
-Горцы могут просить много всего, но в конце концов требуют денег, ваше величество. Надо ждать их требований.
-Подождем – кивнул Николай.

28.
На дороге сидел человек в лохмотьях. Он дожидался, когда мы доедем до него и с гордостью показал Гаджи-Кериму кольцо.
Гаджи-Керим кивнул и о чем-то поговорил с ним.
После чего мне завязали глаза.

29.
Я сидела с повязкой, а вокруг разговаривали люди.
Несколько пленников, которые шли разными дорогами, были собраны в одном месте.
Человек в лохмотьях торговался о чем-то с Гаджи.
Я не знала о чем, пока не услышала знакомые голоса.

-Кто это женщина - спрашивал Керим у княгини, сколько у нее детей, получу ли я за нее выкуп?
-Это жена французского генерала. Она должна остаться со мной. Франция сейчас воюет с вами на одной стороне. Ваши союзники будут недовольны, если с ней что-нибудь случиться.
-Что такое Франция- спросил Керим.
-Это такая страна.
-Сколько дней пути?
-50. Может быть сто.
Я узнала голос
-Княгиня- это вы?
-Да, Анна- ответила та.
-О чем идет речь?
-О вас. Он думает оставить вас себе, продать или ждать за вас выкуп.
-Продать?
-Да. Ему предлагают огромные деньги. Три рубля за вас. Серебром. Это целое состояние тут. Лезгинка стоит 10 копеек.
-За меня некому давать выкуп, княгиня? Что мне делать?

-Тихо – разозлился Керим и ударил меня.
Я засмеялась.
-Почему она смеется? – спросил Керим.
-Почему вы смеетесь, мадам, спросила Княгиня.
-Я смеюсь над своими мечтами, Мадам. Я хотела учить их детей.
Княгиня тоже засмеялась…
Керим снял с меня повязку – видимо, желая убедиться, что я не сошла с ума. Рядом со мной сидела княгиня Орбелиани. Она была в чуть лучшем состоянии чем я- ее не били. И тот, кто хотел меня купить- тот самый человек в лохмотьях. Он был зол, что меня не продали, хлестанул лошадь и уехал.
Вокруг была долина, заполненная тысячами людей. В основном одетых в рванье – как тот, что встретил нас на дороге. Это были одни мужчины. Иногда среди них появлялись всадники.
На огромных кострах жарились быки на вертелах.. Кто-то танцевал.
Это было похоже на те самые картины, вокруг русского царя, которые виделись мне в страшном сне на корабле.
Пленных построили и повели к башне по двое. Мы шли среди толпы, которая танцевала вокруг нас и радовалась.
Наибы, обвешенные нашими платьями и шляпами с гордым видом восседали на конях. Мы зашли в Похальскую башню.


30.
Пленных в башне было много.
В темноте все время плакал младенец.
-Что с ней- спросила чавчавадзе, которая до того все время молчала и смотрела не на людей а на стену.
-Ее мать погибла – ответила грузинка, которая держала ребенка на руках. Она умирает.
-Дайте мне. У меня только что погиб ребенок. Должно быть молоко.
Грузинка отдала ребенка княгине. ТА стала его кормить. Обхватив грудь ручками.
Женщины заплакали. Княгиня – нет.
-Как ее зовут?
-Ева – ответила грузинка. Как мать нас всех.

Вошел Керим.
-Вставай- тебя зовет Шамиль – сказал он княгине Чавчавадзе.
Все затихли.
-Я не пойду. – ответила она спокойно. Если ему надо- пусть идет сюда.
Керим оскалился и ушел.


31.

Пришли наибы и Керим.
Шамиль желает чтобы император Николай вернул ему его сына в обмен на вас.
-Это все условия? – спросила Чавчавадзе
-Нет- Керим покачал головой.
-Мы – он обвел взглядом наибов, стоявших рядом – мы хотим чтобы император русских николай заплатил нам миллион рублей золотом.
-Это все условия?- спросила княгиня?
-Да. Садись пиши письмо- дал бумагу перо и чернильницу Керим. Он достал это из моего дорожного саквояжа.
-Мне нужно время – попросила княгиня. Письмо будет готово к вечеру.
-Зачем? – цокнул Керим.
-При обращении к императору нужно выбирать слова – ответила непреклонная Чавчавадзе.
Наибы поговорили между собой и ушли.
Я подошла к саквояжу и вытащила свои рисунки - вот эти, которые вы видите.

32.


33.
Обменять нас Шамиль соглашался только на Джамалуддина, потребовав, впрочем, еще и миллион рублей золотом.
"Жена и четверо детей моих в плену у горцев. Осмеливаюсь всеподданнейше умолять Ваше Величество воззреть на несчастье моего семейства.» - писал Князь Чавчавадзе.


34.


Не вызволить его семью означило подорвать доверие к престолу у всей грузинской аристократии в и без того тяжелых условиях крымской войны. Шла осада Севастополя.

35.

— Видит Бог, я желаю тебе только добра, — объяснял вызванному в Зимний дворец сыну имама Николай I. — Но твой отец неуступчив. Он требует твоего немедленного возвращения.

— «Ты поймешь меня, когда я скажу, что мне больнее твоего», — прибавил государь.
При этом роковом известии в душе Джемаль-Эддина проснулось свободное упорство истого горца, всосанное с молоком матери... «Что ему участь Орбелиани и Чавчавадзе?... Разве он вещь, которую можно продавать и менять?... Зачем не прикололи его пикой, когда увозили его, ребенка?... Тогда ему не пришлось бы переносить теперь такие душевные страдания!»...
Судьба сильнее царей: с волей судьбы нельзя спорить... И Джемаль-Эддин понял, как тяжело было государю потребовать от него такую жертву. Но инстинкт самосохранения превозмог: в Джемаль-Эддине ожила душа горца, и он решился при помощи бегства спасти свою свободу, свое рушащееся счастье. Он бежал тут же, после разговора с государем. Но Россия, особенно окрестности Петербурга, не Кавказ, где есть недосягаемые ущелья, дикие горы, где не так-то легко найти беглеца.
Не прошло и нескольких дней, как местопребывание Джемаль-Эддина было открыто, и он был схвачен. Приняты были строгие меры, чтобы помешать его вторичному бегству, но они были излишни: Джемаль-Эддин покорился своей участи. Может быть, ему не был чужд восточный фатализм, врожденное свойство магометанина, или он уже лелеял в душе надежду спастись бегством с далеких гор, куда судьба снова готовилась его забросить, но он покорился своей участи. Ему, однако, уже не верили.
Напрасно просил он, чтоб ему разрешили заехать на несколько часов в Рязанскую губернию, где проводила лето в местечке Самуре его нареченная невеста — ему не разрешили этого и под сильным конвоем отправили на Кавказ,


36.


37.


38.


10 марта 1855 г. вблизи укрепления Куринского в долине р. Мичик состоялся обмен, в ходе которого Шамилю были выданы Джамалуддин, 16 пленных горцев, находившихся в то время в Кумыкском владении, и 40 тыс. руб. серебром.
Вот о деньгах и договаривались дольше всего. Пять месяцев из того года, что мы провели в плену.
Наибы Шамиля хотели миллион, но царь столько не давал. Тогда Шамиль пошел на хитрость - он попросил выдать 40000 именно серебром, чтобы деньги были в нескольких мешках, будто бы выкуп, который повезут через многие аулы и слух о котором будет долго еще ходить по горам - будто бы выкуп - значительный.




Взамен были освобождены члены семейств Чавчавадзе и Орбелиани и 16 плененных ранее.

39.
40.
Я видела его один раз. Несколько минут. Младшие братья Джамаллудина, желая убедиться в том, что он действительно их брат говорили с ним на родном языке. Он сначала не понимал. А потом понял - Они попросили его снять форму русского офицера, чтобы не обидеть отца. Он взял одежду, которую они принесли, зашел в палатку и переоделся.
Мы ехали в долину, к цивилизации, а он – в горы.
Больше я не видела ни его, ни этих гор, ни всех этих людей и вообще по-моему больше ни разу не обернулась по пути домой.


41.
42.

Так, или по велению судьбы, предначертанной каждому человеку свыше, или по собственной воле, которая непонятно почему заставляет некоторых подниматься с насиженного места и бежать сломя голову туда, где многие ее и ломают, француженка, желавшая открыть в России частную – прекрасную школу для девочек, оказалась свидетелем и участником событий, в которых чудом осталась жива и по окончанию которых, вернулась во Францию, к своему сыну, мужу, деревне и более никогда их не покидала, считая за счастье быть рядом с близкими, смотреть на один и тот же спокойный пейзаж и отныне полагая высшей ценностью - родной дом, а худшей участью – дорогу.
Буря продолжала бесноваться, Анна подошла к камину и добавила дров. Девочки сидели тихо,
- Мадам – а что было дальше с ним. Что с ним стало? - спросила та, что ругалась из-за того, что ей не дали дочитать книгу.
- Отец женил его на местной девушке и, опасаясь что он сбежит в Петербург, в университет, запер в удаленном горном ауле Карго. Там он и умер через два года. От тоски.
Самого Шамиля скоро взяли в плен и с почетом, как выдающегося война проводили в Петербург, где приняли с большой милостью.
У Шамиля к царю было две просьбы - разрешить отправиться в хадж, в Мекку, и увидеть электрическую машину, про которую рассказывал его сын. Он долго стоял перед ней, глядя как неведомые силы порождают искусственный огонь.

Часы, стоявшие в коридоре, пробили очередной час. Мадам Дрансе собрала листочки в папку, завязала веревки на ней и ушла. За окном полыхало. Девочки молчали.
Tags: кино, синопсис
Subscribe

  • Не видать Донбасса укропатам

    Одесса, кстати, тоже русский город. Байден об этом отлично информирован теперь. Ему подробно объяснили в каком мире живет. Оттого и звонил, как…

  • Хозлам все меньше хочется на пулемёты

    Понимают, что донецкие порвут их как тузик грелку. И мы добавим. И конец каганату. Но США очень просят! А то вся гидность испортится. Тем же,…

  • человек цифровой еще не воевал

    Будет впервые. И кто-бы с кем не начал, какой бы повод не придумал - выиграет цифровой, а проиграет пронумерованный. PS Именно об этом думаю лично…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments

  • Не видать Донбасса укропатам

    Одесса, кстати, тоже русский город. Байден об этом отлично информирован теперь. Ему подробно объяснили в каком мире живет. Оттого и звонил, как…

  • Хозлам все меньше хочется на пулемёты

    Понимают, что донецкие порвут их как тузик грелку. И мы добавим. И конец каганату. Но США очень просят! А то вся гидность испортится. Тем же,…

  • человек цифровой еще не воевал

    Будет впервые. И кто-бы с кем не начал, какой бы повод не придумал - выиграет цифровой, а проиграет пронумерованный. PS Именно об этом думаю лично…