morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

феличита

Бывают тексты, которые невозможно экранизировать. Можно написать только "по мотивам". Один из способов- взять фактический материал и поместить его в оболочку. В этом случае синопсис и представляет из себя ту самую оболочку.
В частности это один из способов создания фильмов по чьей-либо биографии, или мемуарам.


литературный синопсис художественного фильма по мотивам романа *****

1.
Эскалатор московского метро методично пожирал вечернюю толпу, откусывая от нее по два человека каждой ступенькой, и вез откусанное вниз, вдоль рядов старых, видавших виды фонарей советского периода и взирающих со стен ярких рекламных плакатов, прямоугольных, пластиковых и довольно чуждых круглому сечению тоннеля, фонарям и самому эскалатору.
Управлял этим хозяйством улыбчивый старичок, сидевший внизу, в будке. В его распоряжении были три тумблера, несколько экранов и микрофон, которым он с удовольствием пользовался.
-Уважаемые москвичи и гости столицы! По двое становимся на ступеньку, детей держим за руки, шубы подбираем, улыбаемся тем, кто едет навстречу! Что может быть прекраснее человеческих лиц, обратите внимание! Может быть, ваша судьба проезжает мимо вас?
На последних метрах эскалатора, «москвичи и гости столицы» кидали на него, такого разговорчивого, взгляд, улыбались ему и уходили к поездам.
Сотни человек в минуту и тысячи в час. Тысячи улыбок на уставших лицах.
Сойдя со ступенек, молодой человек, по виду и возрасту - студент, с рюкзаком за плечами, кроссовках, в кепке, с дредами под ней и в круглых очках, не пошел со всеми платформу, а отошел к стене, прямо напротив будки, достал из кармана карту метро, развернул и стал делать вид, что изучает разноцветные линии и их пересечения.
Внутри карты лежала фотография. Он вглянул на нее, на старика, убедился, что это – одно и то же лицо, убрал карту в карман и посмотрев на часы пошел с толпой дальше.

2.
Он гулял. Рассматривал фрески на Маяковской, скульптуры на площади Революции, памятник Горькому, на Тверской - фотографировал или просто стоял с открытым ртом, задрав голову вверх. А ближе к часу пополуночи - вернулся обратно к будке. Старик был там же.
-Buona sera.. – сказала парень.
-Здравствуйте - улыбнулся старик.
- Senior mi picerebbe molto parlare con te –продолжил молодой человек.
Старик не понимал.
-Sono un jornalista – продолжил говорить по-итальянски парень.
-Дружище, говори по-русски, или подожди надо поймать кого-то из молодых – старик обратился к нетрезвой девушке, что собиралась на эскалатор - Девушка, тут иностранец что-то спрашивает . Вы не переведете?
-К черту иностранцев – сказала она - На сегодня к черту. Пусть учат русский. Она села на ступеньку и поехала наверх.
-Девушка, не засните – напутствовал ее старик в микрофон.
Девушка помахала ему рукой.
-Железные зубы прищемят вам самое ценное – продолжал старик. Девушка рассмеялась и встала.
Старик показал жестом иностранцу, что ему тоже пора. Тот не собирался уходить.
- Dami la lettera – сказал он. Ho una lettera dai vostri cari.
Старик внимательно его осмотрел, кинул взгляд на часы, на экраны, показывающие что платформа и эскалаторы пусты, и вырубил эскалатор, который ехал вниз.
-Bene dammelo– ответил он по-итальянски парню.
Журналист отдал конверт, вытащив его из внутреннего кармана куртки. Старик с недоверием и осторожностью посмотрел на конверт, открыл, начал читать…
Последняя работающая лента давно выбросила пьяную девушку, а пустые ступеньки все еще ехали и ехали.
Наконец, старик дочитал.
- Senior - позвал его журналист.
Старик очнулся. Больше он не делал вид, что не знает итальянского.
-Вы пришли меня убить? Тогда делайте что хотите и уезжайте.
-Я пришел взять у вас интервью – растерялся журналист - Я не собирался вас убивать.
Старик выключил третий последний тумблер. Стало тихо.
-Что вам надо?
-Интервью. Я прилетел за ним издалека. – Старик никак не реагировал на его слова. Он сидел на своем стуле, в будке, глядя в пол. Лицо его, до того смешливое - было печальным.
Журналист снял рюкзак и достал оттуда бутылку вина и головку сыра
– Сказали передать вам.
3.
Старик вытащил из металлического шкафа, стоящего в невидном углу платформы, моющую машину.
-Вы можете задавать свои вопросы, но я должен работать.
-Вы еще и убираете?
-Кто-то должен убирать. Это не сложно. – он включил машину и она, оставляя за собой, словно улитка, мокрый след поехала по камню. Журналист пытался идти рядом, держа на вытянутой руке диктофон. Провода от машины болтались под ногами. Было неудобно.
-Почему вы стали работать на КГБ?
-Что?
-Почему вы стали работать на КГБ - повторил громче журналист.
-Так получилось.
- Как получилось? Вас шантажировали? Вам угрожали? За деньги?
Старик усмехнулся.
4.
1980 год.
На диване целуется парочка. Работает телевизор. Юрий Сенкевич ведет передачу «Клуб путешественников» и он же во дворе жарит шашлыки, разговаривая с еще молодым тогда стариком…
-Да, коммунизм это миф. Но в капитализме и этого нет. Капитализм груб и с самого начала безжалостен. Поэтому нуждается в одновременном существовании религии.
-Юра, перебивает старик - не надо мне только рассказывать про религию.
-Извини.
-Лучше расскажи мне про миф, а то про религию мне рассказывают с самого рождения.
1950 год.
Итальянский город. Собор. Свадьба. Службу ведет кардинал. Мальчики, одетый в облачение прислуживают. Кардиналвенчает пожилого дяденьку и молодую девушку.
Qui propler noshomines
et propter nostram salutem
descendit de caelis.

Et incamatus est …
(Который ради этих людей
и для нашего спасения
спустился с небес. )

Кардинал читал «Символ Веры», а мальчики перешептывались.
-У нее парень голодранец, а этот богатый. Он семье помогать будет и в Америку заберет. И меня заберет. Это все знают. Она всю ночь ревела.
-Тебе сестру не жалко?
-Мне себя жалко. А сестер у меня еще пятеро.
…Et expecto resurrectionem mortuorum,
et vitam venturi saeculi.
Amen. – закончил кардинал.
(И жду воскрешения мертвых
и жизнь будущих времен.
Аминь.)
5.
6.
7.
8.
9.
10.

Резкий гудок ремонтного поезда, проходящего без остановки, заставил старика отвлечься от рассказа.

Журналист почесал бровь.

-Вас привлекла новая вера?

-Не знаю. Вера. Без веры человек не вполне человек. Человек без веры живет повседневностью. Поэтому во что-то верить надо. То, к чему стремится его дух. Но тогда я был слишком молод, не понимал много и скорее двигался за чувствами.

Мне много далось к тому возрасту. Деньги, должности, влиятельные знакомства и сам я был достаточно влиятельным человеком. Это называется власть. И семья. Да. Но все же .. чувство. Не спокойствия. Знаете, как любили тут итальянцев? Однажды в степи. Тут есть степи. Однажды в степи мы ехали с завода. Огромного завода, построено с нуля. И остановились. Размять ноги. Там была дорога. Проселочная. Она отходила перпендикулярно от шоссе. И пока все ходили вокруг машин я решил пройтись чуть чуть по ней. И знаете – я не мог остановиться. Как в каком-то сне. Я шел дальше и дальше и дальше. Сзади сигналили, но я не слышал. Меня гнало чувство. И до сих пор мне кажется, что зря я вернулся .Если бы дошел до того холма, что виднелся вдали…

-Вас любили здесь?

-Да. Тут меня любили. Потому что иностранец. Потому что другой. Потому что русские любят любить. Потому что итальянец. Вы знаете хоть одну страну где любят итальянцев? А тут любили. Как тут нас любили.
Adriano Celentano, Pupo, Al Bano & Romina Power, Riccardo Fogli, Toto Cutugno, Ricchi E Poveri – они были везде. И знаете почему?
11.
12.
13.
14.
15.
Старик сидел на моющей машине и рассказывал, а саму машину возил журналист. Платформу они домыли.
-Пойдемте. Я угощу вас чаем – пригласил его старик, когда они поставили машину в стойло. Клянусь, вы еще не видели таких мест.
Он провел его в самый край платформы, которая оканчивалась стеной и маленькой, незаметной дверцей в ней. Открыл дверь и пригласил идти за собой по длинному бордюру, вдоль пути и ограниченному заборчиком. Они шли так некоторое время, проходя какие-то металлические конструкции и бесконечные разводки проводов. Тоннель освещался тускло и если бы проводник не указал- то можно было пройти мимо темного коридора, за выступом. Через несколько шагов они оказались…
О, нет - не поверил журналист, когда старик включил свет. Потолок комнаты, куда он его привел, и стены - был расписан фресками. Копиями великих итальянцев.
-Зачем это здесь? Кто это сделал?
-Я, гордо ответил старик.
-Зачем?
-Я сделал это тут, потому что я тут живу.
-Вы тут живете? - растерялся журналист.
-Да. Когда в Россию пришла демократия нас тут же выгнали…
16.
17.
18.
19.
Почему вы живете здесь- в метро? И не выходите наружу?
-Потому что сюда никогда не спускаются люди, которые могут меня узнать- улыбнулся старичок.- Я боюсь. Меня убьют там. Кто-нибудь из ЦРУ. Или даже из ФСБ. Чтобы понравится кому-то из ЦРУ. Вы там, наверху, думаете, что главное это деньги. Мне придется там прятаться. Все время. От людей. А я люблю людей. И тут – у меня есть идея. Она маленькая. Я хочу закончить расписывать этот коридор. Да. Под землей. Но согласитесь. В этом что-то есть. Это не прятаться. Я делаю это не из тщеславия.
-А почему?
-Для красоты. Это коридор стал гораздо лучше. Чем был. Не находите? Люди многое портят и делают ужасным. Но что-то они могут сделать красиво. Я могу.

20.
21.
22.
23.

24.
-Вот – старик закончил.
Журналист молчал. Засобирался что-то сказать, но передумал. А потом все же сказал.
-Вы двадцать лет не выходите наружу из-за этой фигни?
-В смысле?
-Все что вы мне рассказали.
Старик растерялся.
-Это фигня?
-Да. То есть наверное для вас это важно. Но только для вас. Интересная история конечно. И наверное может быть заголовок такой большой. В газете. Двацать лет под землей.
Но все же. Это же фигня. Кто помнит? Кто вообще помнит советский союз? Ну несколько дедушек. Ваших лет. Остальным все равно.
Люди живут. Они едят. Смотрят телевизор. Ездят в отпуск. Целуются. Никто не перестанет целоваться если вы пойдете по улице - там наверху, только для того чтобы посмотреть на вас. Даже если на вас нацепить плакат. Шпион КГБ.
Ну и что? Ну, шпион. Таких шпионов полевропы.

-Вы не понимаете. КГБ. Штази. ФБР. ЦРУ, МИ6 – какая разница? Все имеют дело с одним и тем же человеческим материалом.
КГБ писал много бумаг. ЦРУ пишет их меньше. КГБ писал тома документации, а ЦРУ просто убивает и все. По всему миру. Часто на основании устных распоряжений. Нет разницы. Знаете почему? Потому что один и тот же человеческий материал.
-Это понятно. Это-понятно. Но ведь есть и что – то конкретное и простое.
-Например, что?
-Деньги.
-Деньги это ничего.. Одна из иллюзий... Вот - он достал письмо, что передали ему. Умерла тетя. Оставила мне все. А мне не надо. Вино, что вы принесли и сыр из родной деревни – гораздо ценней.


25.
Финал
На платформе уже было людно.
Никто не смог бы его узнать. Без очков, без шапки, без кепки без волос – лысым, держа в руках не рюкзак а спортивную сумку, он подошел к эскалатору и поехал вверх. Посмотрел старушку в будке и на часы.
26.
Старик, который только поставил чистую тарелку на полку – схватился за сердце и умер.
27.
«Журналист» еще раз посмотрел на часы, перекрестился по-католически, двумя пальцами слева направо и всматриваясь в лица тех, кто ехал навстречу, забормотал:

Confiteor Deo omnipotent,(Каюсь перед Богом всемогущим)
beatae Mariae semper Vrgini,
beato Michaeli Archangelo,
beato loanni Baptistae,
sanctis Apostolis Petro et Paulo,
omnibus Sanctis, et vobis, fratres
(ettibi pater), quia peccavi nimis
cogrtatione, verbo et opere:
MEA CULPA, MEA CULPA, MEA MAXIMA CULPA.(МОЯ ВИНА. МОЯ ВИНА, МОЯ ВЕЛИЧАЙШАЯ ВИНА. )
Ideo precor beatam
Mariam semper Virginem,
beatum Michaelem Archangelum,
beatum loannem Baptistam,
sanctos Apostolos Petrum et Paulum,
omnes Sanctos, et vos, fratres
(et te, pater), orare pro me ad
Dominum Deum nostrum.
Amen.

Он закончил как раз на последней ступеньке эскалатора, вышел на улицу и был таков.


Каюсь перед Богом всемогущим
блаженной Марией вечной Девственницей,
блаженным Михаилом Архангелом,
блаженным Иоанном Крестителем,
перед святыми Апостолами Петром и Павлом,
всеми Святыми и перед вами, братья
( и перед тобою, отец ) - ибо много грешил
в помыслах, словах и делах:
МОЯ ВИНА. МОЯ ВИНА, МОЯ ВЕЛИЧАЙШАЯ ВИНА.
Поэтому я молю блаженную Марию вечную Девственницу.
блаженного Михаила Архангела,
блаженного Иоанна Крестителя,
святых Апостолов Петра и Павла,
всех святых и вас, братья ( и тебя, отец ) -
молиться за меня перед нашим Господом Богом.
Аминь.
Tags: кино, синопсис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments