morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Category:

Клининг. Финал. (одна из рабочих версий)

первая часть
morfing.livejournal.com/241693.html#cutid3

вторая часть
morfing.livejournal.com/241946.html#cutid1


ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

70. ЮРЬЕВНА
Дочь не видела, что за ней наблюдает мама. Дочь играла в куколки. Юрьевна смотрела за ней.
-Во что ты играешь? – спросила Ирина Юрьевна дочь.
-В трюллионера.
-В кого?
-В трюллионера?
-Кто это? – спросила уставшая Юрьевна, садясь к дочери на кровать.
-Ну есть миллионеры. Есть миллиардеры. А есть трюллионеры. Это у кого триллиард. Понимаешь? У них столько денег, что они могут чего угодно себе позволить.

71. ПОЛЯКОВА
Полякова закончила мыть и оформлять свой офис уже под утро. Сняла перчатки. С левой руки – с забинтованной – еле еле сняла. По всему кабинету были развешаны тряпочки цветочки и расставлены фонтанчики.
Небо посветлело и на его фоне стали видны углы зданий.


ЧЕТВЕРГ

72. МИША
Миша, со шлемом в руках сидел в раздевалке и смотрел как вокруг переодеваются такие же как он – утренние менеджеры. В раздевалке было много народу, и даже еще двое таких же, как он мотоциклистов. Вся троица переглянулась.
Миша вышел в зал. Зал был, в отличие от раздевалаки – пустой. Несколько человек всего. Один бежал по дорожке и одновременно говорил по телефону про поставки ФОБ Шанхай.
Дядька, что лежал под штангой – кричал от напряжения. Второй ему помогал. И тоже кричал
-Можешь! Можешь! Еще разок!
Дяденька лежавший под штангой был худой. А то, что кричал «Можешь»- очень здоровый.
Миша развернулся и пошел обратно в людную раздевалку. Кто-то брился, кто-то расчесывался, кто-то сушил голову, кто-то выходил из парилки.
Один из мотоциклистов вздохнул.
-Ты тоже, только помыться да переодеться?
-Ага – кивнул Миша.
-Тоже в разводе?
-Ага – кивнула Миша.
-Вот как. Такие времена. Вадим – протянул он руку. Энфельд твой стоит?

73. ПОЛЯКОВА
Полякова в этот день была при параде. С маникюром, с прической, на каблуках, Она открыла свой офис. Зашла туда. Сняла верхнюю одежду. Села за свой стол. Встала. Налила себе чаю. Взяла в руки книжку.

74. МИША ИННА
-Я увольняюсь – положила на стол Мише заявление Инна.
-Почему?
-Меня вчера Шенфельд трахнул.
Миша посмотрел на Инну не понимая, серьезно она или нет.
-Дело не в шантаже. Он не насильно – я сама дала. В мозгах переклинило.
Миша, увидев, видимо, что она не шутит, показал пальцами вокруг и приложил к губам, что, мол - тише! Слушают.
Инна пожала плечами:
-Я знаю, что тут все прослушивают. Я специально это говорю. Подпиши, пожалуйста.
Миша подписал.

75. ШЕНФЕЛЬД
-Сука – сказал Шенфельд, снимая наушники у себя в кабинете. – Чего Юрьевна? –спросил он у начальника СБ. Тот в разговоре с Шенфельдом не улыбался.
-Юрьевна следит за генеральным. В шпионов играет.
-Хорошо. Что еще?
-По-поводу вашей жены.
-Да?
-Я проверил. Она дает вам липовые чеки. Как правило, то что она покупает, стоит в разы дешевле.
-От.. девушка из деревни может уехать, а деревня из девушки никогда. Вот гнида.
-И еще. Она продала ваши украшения, что вы ей подарили. А сам сделала у ювелира подделку. Это стоит в пять раз меньше.
Шенфельд усмехнулся.
-Спасибо за работу.
В кабинет без стука вошла Инна.
-Я занят - резко сказал ей Шенфельд
-Ваша жена пришла - спокойно сказала ему Инна.
Вошла Оксана.
Начальник СБ и Инна вышли из кабинета.
Оксана зашла, села.
-Я беременна.

76. ИРИНА ЮРЬЕВНА
Ирина Юрьевна была в салоне мотоциклов.
-Хотите купить? – спросил ее продавец.
-Я давно не ездила.
-Давно это сколько?
Ирина Юрьевна что-то в голове посчитала. -27
-Сколько – не расслышал продавец.
-27 лет не ездила – громче сказала Ирина Юрьевна. -В деревне брат учил.


77. ИРИНА ЮРЬЕВНА
Ирина Юрьевна попробовала проехать по двору на мотоцикле. Сначало получилось- потом она, поворачивая упала.
-Покорежились? – спрсоил испуганный продавец, поднимая мотоцикл.
Ирина Юрьевна, глядя на свое ободранное колено смеялась.
-Вы что? Вы в порядке? – глядя на смеющуюся женщину с окровавленным коленом спросил продавец
-Прошлый раз было то же самое – смеялась Ирина Юрьевна. – Очень больно – пожаловалась она.

78. ПОЛЯКОВА
Полякова сидела за столом в своем новом офисе. В полной тишине. Мимо ходили люди. Никто даже не смотрел в ее сторону. В сторону «ГАДАНИЯ НА КАРТАХ ТАРО»

79. ИРИНА ЮРЬЕВНА
Ирина Юрьевна потеряла Мишу уже за городом. Она засекла время, припарковалась, посмотрела карту. Вышла. Дорога была пустой. Она подумала, хотела было сесть обратно, но тут заметила, что…

80. ПОЛЯКОВА
Полякова закрыла свой офис.
-Ну что – пришел кто-нибудь – спросил ее охранник?
-Нет.
-Придут – кивнул он девушке.
-Думаете? – с надеждой спросила она.
-Да. К таким как вы – приходят. Все будет хорошо.
-Поглядим – выдохнула Маруся и пошла.

81. ГЮЗЕЛЬ
Гюзель в туалете мыла волосы, в раковине. И сушила их под сушкой для рук.
Дверь дернули. Она смотрела на ручку.
Волосы еще были мокрые.
Ручку опять дернули.

82. АНТОН
Антон обнаружил, что туалет закрыт. А потом оттуда вышла Гюзель. С мокрыми волосами.. Гюзель испугалась - Антон удивился.
Послушай – сказал он, когда она вышла, и потрогал ее волосы.
-Ты там мылась?
-Нет.
-Тебе же толком ночевать негде, да?
-Да – Гюзель кивнула.
-Ты можешь спать в подсобке. Купи замок за свой счет. Мы его поставим. Будешь запирать ее на ключ изнутри. Если что - я открою. А за это будешь приходить раз в неделю ко мне домой и убираться. Договорились?
-Да

83.
После МКАДА, на шоссе - стало проще. Ей удавалось не потерять его километров по двадцать.
В конце-концов, после ста километров от Москвы – машин стало совсем мало. Но он все уезжал и уезжал от нее прямо по дороге.
Местность вокруг стала безлюдной.
На машине она возвращалась домой уже в сумерках. Шла в спортзал. Молча бегала по дорожке. В наушниках, шла домой спать.
А на следующий день – все начиналось снова. Завтрак. Работа. Ежедневное совещание. Выбритый, неулыбчивый Миша. Шенфельд со своим вечным - Дай мне на него что-нибудь!
Потом погоня.

84. ИРИНА ЮРЬЕВНА
Ирина Юрьевна остановилась, увидела, как Миша сворачивает с дороги. Она подъехала к месту, где он свернул. Ее машина там бы не прошла. Дороги не было – была тропинка, по которой Миша проехал на мотоцикле. Ирина Попыталась. Застряла. Оставила машину на обочине и пошла по тропинке. Шла она осторожно, вглядываясь вперед. Впереди был лес, поле, кусты- и ничего больше, потом опять лес. Она зашла довольно далеко и если бы не следы от мотоцикла – ничего не подсказывало, что тут вообще кто-то ходит или ездит. На каблуках было неудобно. Она их сняла.

85.
Было тихо, смеркалось, и в этой тишине, напугав ее саму у нее зазвонил телефон. Пока она полезла за ним, пока выключила – казалось, проснулся весь лес – она испугалась и прыгнула с тропинки в кусты. Прислушалась- ничего. Тихо. Вечер. Как и было. Убрав на телефоне звук она пошла дальше и скоро, около кустов орешника увидела мотоцикл.

86.
Ирина Юрьевна сошла с тропинки и, стараясь не шуметь ветками, подошла поближе. Миши поблизости не было. Она осмотрелась. Непонятно, куда он мог деться. Вокруг не было ничего. Ничего не понимая, она посмотрела по сторонам. И тут услышала колокольчик. Он звенел где-то близко.

Ирина пошла на этот звук и увидела за кустами Мишу.
Миша сидел на стульчике на берегу реки. Около него стояли донки с колокольчиками. Их-то звук она и услышала.

87.
Место было обжито. Между деревьев был натянут навес. Под ним – спальное место. Спальный мешок. На соседнем деревце –импровизированный умывальник – простая пластиковая бутылка вниз горлышком, без дна.
Миша одел ватные штаны и ватник. Быстро и ловко по старым углям развел совсем небольшой костер, между кирпичей, достал из рюкзака бутылку водки, приложился, разложил стульчик, сел на него. Донка дернулась - колокольчик зазвенел. Миша подсек и вытащил сазанчика. Насадил червяка на крючок и отпустил донку на резинке обратно. Сазанчика он сразу выпотрошил, кинул внутренности в речку, в живот положил ему лавровый лист, перец – несколько горошков, соли. Достал бутылку растительного масла, полил себе на руку и обмазал тушку. На дно коптильны накрошил гнилушки. Положил решетку на ребра, на решетку – прутики и уже потом на ветки – саму рыбу. Закрыл коптильню и поставив на кирпичи – засек время. Завернул в фольгу несколько картошин и закопал их в угли.
Помыл руки. Сел на стульчик, закурил. Небо было уже совсем черным. Костерок горел. Опять клюнуло. – Он вытащил еще одну рыбу –посадил ее на кукан. И отпустил в воду.
Через какое-то время он снял с огня коптилню, достал сазанчика, соорудил себе стол. Достал и очистил из костра картошку, откуда-то вытащил головку чесноку и стал смачно и неторопясь есть.
Было довольно холодно, но в сумерках ветер стих, поверхность воды успокоилась.
Он ел рыбу, пил прямо из горла водку, закусывал чесноком. а насытившись - убрался. Положил оставшийся кусок рыбы в пластиковую тару, убрал мусор и убрал мусор в мешок. Завязал его крепко, помыл руки и улегся на полипропиленовый коврик –поглазеть в небо. Было тихо и тут он услышал …как хрустнула ветка и кто-то плачет.
Он не повел ухом. А без лишних движений подвинул к себе топор. На лице его никакой особенной эмоции при этом не было. Потом в тишине стало слышно, как кто-то плачет.
Миша повернул голову в сторону кустов – плач доносился оттуда.
Он взял топор, фонарь и пошел туда.
Ирина Юрьевна сидела, прислонившись к дереву и закрыв лицо руками плакала, как девочка.
Он посветил ей фонарем в лицо. Она убрала руки.
Он сел рядом, достал платок и дал ей.
-Замерзла?- спросил он.
Она кивнула.
-Есть хочешь?
Ирина Юрьевна кивнула снова

Через некоторое время она уже сидела под навесом, ела рыбу, была накрыта сверху на плечи – одеялом. Он дал ей водки – она не отказалась.
-Компромат на тебя ищу – выговорила она.
-Я знаю. Мне казалось, ты следишь за мной из симпатии. А потом Шенфельд попросил что-то на тебя.
Она вздохнула.
- Прости. У меня квартира в ипотеке. И маму пришлось перевезти. А работу новую я хрен найду сейчас. Хорошо у тебя тут.
-Не извиняйся. Оставайся. Только у меня спальный мешок один.
-Надеюсь.
Казалось еще чуть и они поцелуются. Но тут колокольчик дернулся. Миша вскочил, подсек и стал вытягивать рыбу.
-Что-то серьезное – разулыбался неулыбчивый Миша.


ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ – ПЯТНИЦА
88.
Полякова пришла в кафе утром. Миша уже был там. Завтракал.
-Привет – сказала ему улыбчивая Полякова. И тут же осеклась, когда увидела, что напротив Миши сидит Ирина Юрьевна и тоже завтракает.
-Доброе утро – сказала Поляковой Ирина Юрьевна.
-Я пришла по старой памяти кофе выпить – сказала Полякова.
-Я тоже – кивнула Юрьевна.
-Садись - предложил Миша.
-Да нет, я с собой. Можно тебя на секунду, извините, Ирина Юрьевна.
-Да ничего, Марусь.
Миша встал и отошел с Марусей.
-Ты меня в кино хотел позвать ведь, да?
-В ресторан.
-Сегодня пойдем?
Миша молчал, смотрел на Полякову.
-Да мне теперь есть с кем ходить - ответил он ей, отмолчавшись.
-А…-Понимающе кивнула Маруся. –Опоздала. Черт.
Она взяла свой кофе, сделанный ей в вариант « с собой» и вышла.


89.
В кабинете у доктора Шенфельд слушал.
-Понимаете – для того чтобы оплодотворить, сперматозойды должны быть живые. А у вас – они мертвые. Если не обьяснять сложно.
-То есть у меня детей быть не может точно?
-Точно – кивнул доктор.
-А чудес не бывает? – усмехнулся Шенфельд.
-Не бывает – покачал головой врач. Вы можете и дальше тратить деньги, они у вас есть - но чудес – не бывает.
Шенфельд молчал. Думал.
-Хотите чаю? – спросил его доктор.
Шенфельд не слышал.
-Вы в порядке?
-Я никому не говорил. – Шенфельд покачал головой. В юности все время не было. У меня была жена. Она однажды забеременела. Но болела простудой и антибиотики ела. И доктор сказал сделать аборт, а то мало ли что. Больным родится. И мы сделали. Думали ну следующий раз подготовимся и .. А через год она разбилась. Ехали по дороге а навстречу пьяный.
Я все считаю сколько ему был лет было. Уже 30 бы было. И думаю ну – больной. Ну был бы больной, но вдруг бы не был… Шенфельд расплакался.
Врач слушал.


90. КВАРТИРА ШЕНФЕЛЬДА И ОКСАНЫ
-Выпить хочешь? – спросил Шенфельд Гюзель, когда разбудил. Гюзель заснула сидя на полу, у дивана, в резиновых перчатках, перед ведром с водой и в платье с вырезом.
Гюзель растерялась и схватилась за книжку, которая лежала на диване.
-Нет.
-Пей. Вино. Чего читаешь? Ты читаешь «историю философии»? Интересно?
-Да. – Гюзель нервничала.
-И как тебе?
-Мне нравится.
-Ты, значит, подружка Оксаны?
-Да.
-Где вас всех учат врать? – спросил тихо-тихо Шенфельд.
-Где вас всех учат врать? Ты уборщица из кафе – я тебя помню.. – повторил он еще громче. – Обмануть хотите, да? Меня? Вы меня за идиота считаете? Да если сотню, таких как ты, сложить вы у меня копейку украсть не сможете! Вы смогите! Знаешь как моя жена деньги зарабатывает? Она мне чеки приносит липовые. В пять раз дешевле покупает, а чеки липовые мне. И думает, я не знаю! Я рад буду, если обманите хоть когда! А вы овощи, бодаться со мной? – Его лицо перекосило
Гюзель от ужаса выронила фужер и он упал на белый ковер у нее под ногами. Она тут же упала на колени и стала хватать Шенфельда за ноги и пытаться их поцеловать.
А Шенфельд задрал ей юбку.
Гюзель так и застыла. Оцепенела. И пока он насиловал ее и после – не понимала что с ней.
Шенфельд оделся и ушел – оставил ее на ковре.
Там ее Оксана и нашла. Сидящей на ковре со снятым платьем. С пустыми глазами.

91.
-Я тебе платила за то, чтобы ты убиралась – сказала Оксана, а не за то. Чтобы ты с моим мужем спала, сука! Для пущей убедительности она, подумав, ударила Гюзель по щеке.
И той помогло. Она перестала сидеть без движения. И заорала. Как-то как люди не орут. По звериному.
-Эй – ты что? - Оксана сама испугалась этого крика.
-Ты чего орешь-то?
Гюзель вдруг завыла и стала царапать себе лицо.
Оксана испугалась и пыталась схватить ее за руки, но девушка вырывалась.
Гюзель с ней не дралась, а пыталась нанести какое-то увечье себе. Раны на лице были довольно глубокие. И кровь из них текла, словно гранат раздавили -точками Оксана, наконец, поборола ее. – Запыхавшись, она сидела на ней сверху, крепка держа ее руки. В своих.
-Ты чего, ты чего  дурочка? Она схватила ремень от халата, который валялся рядом и стянула ей руки сзади. Но Гюзель и не думала дергаться больше- Она плакала. Огромными такими слезами.
Оксана чертыхаясь рванула на кухню, залезла в аптечку, взяла шприц и какие-то апмулы. И рванула обратно.

92.

-Ей 14! - Оксана держала в одной руке ее паспорт – паспорт она украла у сестры, когда сюда собиралась.
-Подожди, на записи видно, как он ее жарит?
-Видно. ( Оксана посмотрела на монитор)
-Все. Он наш. Отлично.
-Подожди. Ей, говорю, 14. – Гюзель сидела на полу и ревела.
Адвокат ( по телефону):
-Да ужас! Но это еще лучше что она несовершеннолетняя. Он все отдаст. Лишь бы молчали.
-Подожди ты. – Оксана странно смотрела на Гюзель.

93.
А Полякова – Полякова что.
Полякова гадала клиентке на картах ТАРО
Клиент была Женщина в бриллиантах.
И сказала:
-Хули! Я кретинка. Я второй день сюда добираюсь. Вчера не туда повернула и встала в пробке. У вас прекрасная реклама. Да! Но почему мы не можем отстаивать свои права? Мы должны объединиться. И в конце - концов почему в городе так мало знаков? Куда смотрит Лужков? Она оставила деньги. Полякова улыбнулась.

Села на диванчик и прислонилась к стене. Ей было плохо.

94. В больнице.
-Девственность значит зашить? – спросил хирург, глядя на Гюзель –Не проблема. Раздевайтесь.
Гюзель продолжала сидеть.
-Давайте побыстрей.., дев..тьфу ты, женщина – подгонял он ее. У меня через час плановая операция.
-Она мужчин стесняется. – пояснила Оксана. - Вообще.
-У нас дежурные только мужчины.
-Я сама – сказала Оксана – Дай процедурную.
Хирург посмотрел на нее долго. – Ты уверена?
-Перестань. Тоже мне бином ньютона. - Оксана дала хирургу деньги.
Хирург пожал плечами, взял деньги и вышел.
-Света – позвал он операционную сестру – Помоги Оксане в процедурной гинекологии - Она решила ненадолго вернуться в медицину.

95. В процедурной
Гюзель лежала с раздвинутыми ногами. Света одела Оксане перчатки. Та обернулась к Гюзель. Света подала шприц. Оксана постояла с поднятыми руками. Постояла, постояла, а потом взяла шприц.

96. Оксана и Гюзель зашли в кафе.
-Ты тут ночуешь?
-Да – кивнула Гюзель, открывая каптерку и садясь на свою полку. Немножко посидев, она стала одевать перчатки.
-Ты что, убираться собралась? – спросил ее Оксана
-Да – кивнула Гюзель.
Оксана покачала головой. Забрала у нее перчатки.
-Сдурела? Тебе лежать надо. Я.. я сама уберусь. И стала убираться. Мыла полы. Протирала столы. Выносила из туалета ведра. Гюзель лежала с открытыми глазами.
Когда Оксана убралась и зашла, собой довольная на кухню – Гюзель была там.
- Я все – сказала ей Оксана в спину. Она не видела, что у Гюзель был в руке длинный нож. Гюзель обернулась и оперев нож ручкой на стену насадилась на него всем телом, левой стороной груди. Так, что кончик ножа вышел через спину.

97.
Пульс есть – говорила скорой Оксана, сидя рядом на полу в кафе с Гюзель.
-Я не знаю, как это может быть! Но она еще жива! – кричала в трубку Оксана.

98. В Скорой.
-Господи! – молилась Оксана в скорой помощи. – Господи, если она выживет,.. я больше не буду. В монастырь уйду – шептала она и крестилась в больнице. Пусть она выживет.

СУББОТА

99. В БОЛЬНИЦЕ
Хирург вышел в коридор и сел с ней рядом.
-Умерла? – спросила она его.
-А ты как думаешь?
-Думаю, да.
-Почему?
-Я вообще не понимаю, как она жила. Между третьим и четвертым ребром. Через все сердце. Она должна была умереть сразу.
-Должна была – кивнул хирург. Но – жива.
Оксана посмотрела в пол.
-Этого не может быть.
-Не может – согласился хирург – давая сигарету своему ассистенту, который подошел к ним и присел рядом на корточки.
-Этого не может быть - качала головой Оксана.
-Не может – опять согласился хирург. - Так почему она жива?
Оксана подняла глаза и посмотрела на него.
-Потому что бог есть?
-Хирург взял свою повязку и закрыл ей лицо.
- Я очень любил когда ты мне ассистировала. У тебя глаза в повязке красивые. Транспозиция. Сердце справа! Редко, но бывает – Он потушил сигарету и ушел.

Мимо них бригада скорой везла на каталке Полякову.
Везла – спешила, потом в середине коридора остановилась и попробовав реанимацию – бросила.
-Что с ней? – спросил хирург, проходя мимо.
-Столбняк. – махнул рукой реаниматолог. -Все.

100. РАННЕЕ УТРО
Оксана медленно шла по пустой улице, когда небо только собиралось посветлеть. Над городом висела туча.
Во дворе, мимо которого шла Оксана ругались мусорщики. Кто-то выкинул пианино. Мусорщики спорили. О чем – непонятно, потому что спорили они на узбекском.
-Нафиг не нужна сейчас никому классика! – говорил один.
-Классика, потому и классика, что всегда нужна.
-Ты заблуждаешься. И пытаешься быть счастливым в мире своих заблуждений.
-Классика существует в реальном мире.
-Где? – второй узбек от возмущения перестал тащить пианино и поставил его. Где – говорил он,- твой реальный мир? Твой реальный мир – это мир твоих фантазий.
Никому не нужна твоя классика, как не нужно это старое пианино, которое выкинули! Оно стояло и пылилось много лет! Оно стоит тут неделю и никто его не забрал. И оно умрет от первого дождя! А нас выгонят, если мы его не заберем – вот это реальный. Мир. Никому – послушай – он перешел на шепот –Никому не нужны фантазии. И классика!
Второй узбек подвинул свой угол к заборчику, снял перчатки.
Поднял крышку.
-Если кому-то надо – я сегодня же уезжаю домой и буду преподавать музыку до конца своих дней. Я клянусь! – сказал он. – Я клянусь перед богом и людьми!
-Перестань – попросил второй. -К чему этот пафос? Тут нет никого!
Узбек резко снял – почти вырвал переднюю крышку у инструмента, и нижнюю, прикрывающую деку, - прости – сказал он клавишами и закрыл глаза, собираясь…
И заиграл ранним утром, когда самый сон. Заиграл 3 часть 17 сонаты Бетховена .
Окна во дворе загорались – народ просыпался посмотреть. Кто-то орал – прекратите безобразие! Дайте поспать в субботу! Какой-то подросток высунулся в окно с телефоном и снимал, как человек в оранжевом играл.
Кто-то кричал:
-Я милицию вызываю!
-Что он делает? – спросил русский водитель, выходя из машины.
-А! – махнул рукой второй узбек. – Спорит с богами. Мстит за то, что у нет денег учиться в консерватории.
-Завязывай – крикнул ему водитель.
Концерт прекратился тогда, когда внезапно и резко пошел ливень. И заливал клавиши, молоточки и струны.
Мусорщик снял кепку и закричал жителями, а может небу: - я что? Плохо играю? Идите в жопу!

101. ОЛЬГА
Оля проснувшись, смотрела через окно кухни как мусорщики корячились с инструментом.
Варила себе кофе.
На кухню вышел Егор.
-Привет – сказал он.
-Здравствуй – кивнула Ольга.
-Пить хочу – виновато обьяснил Егор.
Ольга достала стакан и налила ему воды. Он стал пить. Она смотрела, как он пьет.
-Спасибо – сказал он и не знал куда поставить стакан.
-Давай – протянула она руку – он отдал ей стакан и ушел с кухни. Она смотрела ему вслед и не видела как выкипает кофе.

102. МУСОРЩИКИ
Мусорщики, с помощью выскочившего водителя подхватили пианино, закинули его в машину и уехали. Через арку, где стояла Оксана.
-Тебе грустно? - тронула ее за плечо Лена.
-Да – кивнула Оксана.
-Хочешь я буду тебя любить? – спросила Лена и протянула руку.


103. АНТОН ОЛЬГА
-Подожди когда дождь закончится- просил Антон.
-Я пойду. – не согласилась Ольга. Она стояла с чемоданом в коридоре.
-На денег – дал ей денег Антон.
Она взяла.
-Спасибо- сказала она.
-ДО свиданья- улыбнулся Егор, выходя из комнаты.
-До свиданья. =- кивнула Ольга и ушла.

104. ОЛЬГА
-Дверь в каморку открылась.
-Ведро тут – говорил менеджер. Тряпки, моющие средства. Ты сама должна следить за тем, чтобы они .. он чего-то еще говорил.
Ольга, в форме уборщицы слушала.
Tags: cleaning
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments