morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Categories:

"Клининг" попал в шорт лист конкурса "Искусство Кино"

Проблема в том, что я его туда не посылал.
Понятия не имею даже какая именно версия этого сценария у них.

kinoart.ru/news/q-q.html



Уважаемый Андрей!

Ваш сценарий "Клининг" попал в короткий список, сформированный Отборочной комиссией конкурса «Личное дело» (см. новость на сайте нашего журнала: http://kinoart.ru/news/q-q.html). Сейчас его читает жюри, которое определит 3 лучших сценария из 17 проектов. Как известно, имеющиеся инвесторы обязуются купить 2 сценария из отобранных для запуска в производство.
А теперь о наших дальнейших планах.
Во-первых, мы планируем в течение 2011 года опубликовать Ваш сценарий в журнале «Искусство кино».
Во-вторых, инвесторы хотели бы заключить с Вами через «Искусство кино» соглашение на 6 месяцев (действующее со дня подписания этого соглашения) о том, что Вы обладаете суверенными авторскими правами на Ваше произведение и готовы в случае попадания в список лучших работ продать право на его экранизацию.
Это соглашение должно быть напечатано Вами в двух экземплярах и послано в редакцию журнала «Искусство кино» в течение ближайших двух недель заказным письмом.
В-третьих, это соглашение нужно также и для того, чтобы, если Вы не против, мы могли в январе-марте следующего года организовать пичинг продюсеров для тех проектов, которые попали в шорт-лист, но не были в итоге приобретены инвесторами.
В ближайшее время мы сообщим Вам, когда в Москве будет проведена церемония оглашения результатов работы жюри.

С уважением,
Главный редактор журнала «Искусство кино»
Даниил Дондурей




Условия этого творческого конкурса, куда пришло 545 (!) творений, такие - Ты значит, неплохо пописываешь, молодец, теперь давай то, что накалякал, а уж мы распорядимся.



4. Автор обязуется в течение шести месяцев с момента подписания Сторонами настоящего Соглашения не обнародовать Киносценарий, не использовать его самому и не передавать исключительного права на Киносценарий и любых прав использования Киносценария третьим лицам.
5. В случае признания Киносценария одним из лучших, а также по выбору Инвестора и в соответствии с условиями Конкурса Стороны обязуются заключить авторский договор на приобретение Организатором конкурса исключительного права на Киносценарий и исключительного права на созданный по нему Фильм у Автора. При этом Стороны устанавливают следующее:
- вознаграждение Автора по вышеуказанному договору (цена покупки) не может превышать 5% (Пять процентов) от производственного бюджета фильма;
- Автор согласен с тем, что Организатор конкурса имеет право передать все свои права и обязанности по авторскому договору третьему лицу по своему выбору, без дополнительного согласования с Автором.


Пиздец, бля, коллеги!

Совсем народишко обмельчал. А потом удивляются что сценаристов в стране нет.

И вот все искусство кино у нас именно ведь такое. И искусство теле.
Кто кого наебет. В стране пять человек писать умеют и их все пытаются раком поставить.

Чтобы толпе юристов, продюсеров, маркетологов, хуелогов редакторов и остальных было куда бюджетное бабло девать.

Это мне радоваться предлагают, что то, что я написал кого-то заинтересовало.
Да мне до пизды!
Не хотите- не читайте. Хотите печатать или ставить? - давайте деньги и делайте что хотите. Нет денег-так попросите! Так отдам!

Хорошо поставите - молодцы. Нет - я себе еще напишу!

Но на фигаж вы думаете, что если человек лирику пишет, то он и сам чмо? Эх, коллеги...

То спиздят, то наебут, то учат как писать надо. Весело у нас.

Понимаю, что всем хочется почитать что  это за фигня. Выкладываю тут, пока права имею.




КЛИНИНГ

1. РАННЕЕ УТРО. КАФЕ. ГЮЗЕЛЬ

Антон показывал новой уборщице – Гюзель, девушке азиатской внешности, где что находится из инвентаря.
- Все тут – открыл он дверь каморки. - Ведра, химия. Перчатки, униформа.
Гюзель кивнула
- Приступай – говорит Антон. Нужно, чтобы ты приходила в шесть тридцать. Первые клиенты, как правило, появляются около семи тридцати на завтрак. Мы работаем круглосуточно, кроме ночи с воскресенья на понедельник. В воскресенье ночью –генеральная уборка с трех до 7-30.
Девушка молча кивает.
- Ты сможешь приезжать к этому времени?
Гюзель кивнула.
- Далеко живешь? – спрашивает Антон
-Нет - она покачала головой отрицательно.
- Хорошо – говорит Антон. Переодеться будешь тут же.
Она снова кивает.
-Тебе точно есть восемнадцать? – смотрит он на ее паспорт.
-Она кивает.
Он с недоверием смотрит на паспорт и на нее.
Пожимает плечами и закрывает дверь.
В каморке очень тесно. Можно развернуться, но неудобно. Оставшись в каморке одна она поискала, как ее закрыть. Выяснилось, что никак. Дверь изнутри не закрывалась. Она подумала и попыталась закрыть ее шваброй. Что-то такое неубедительное получилось. Но она успокоилась. Повесила на стеллаж униформу и начала раздеваться.
В этот момент дверь распахнулась.
-Извини - сказал ей официант.
Гюзель, ни жива, ни мертва, закрыв глаза впечаталась спиной в стеллаж, руками закрыла свое тело, как могла и от страха зажмурила глаза.
Ля иляха илляллах, Мухаммаду Ррасулуллах – зашептала она.
Официант, Егор, поднявшись на ступеньку стеллажа снял с верхней полки вешалку с одежным мешком.
Посмотрев на окаменевшую Гюзель, с закрытыми глазами и шепчущую что-то он спросил:
-Эй, ты чего?
Потом пожал плечами и ушел, не обратив никакого внимания на голые части ее фигуры.
Гюзель шептала, шептала, молитву, потом открыла глаза. В каморке никого не было.
Она улыбнулась, подняла палец вверх и сама себе сказала, обьяснив ситуацию:
Аллах Акбар!

2. МИША
На стоянку, перед кафе заехал мотоцикл. С него слез Миша. Снял шлем. На спине у него висел рюкзак, а на лице висело выражение хмурого и злого человека с тяжелым неподвижным взглядом исподлобья .
Он посмотрел на Лену – которая клеила новые афиши на заборе, напротив входа в кафе.
Лена улыбнулась. Той улыбкой, что когда улыбаются – сразу понимаешь- человек не в себе. Детской улыбкой на лице взрослого человека. Она сняла перчатку и подала ему руку. Он ее пожал.
-Как дела? – спрашивает он.
-Я с дядей поругалась. Он меня замучил. Он все учит и учит меня как жить. Я плакала даже. Вот. Я плакала, а он меня ругал. А потом утешал. Говорил, что я хорошая.
-Дяде привет.
-Я передам. – Лена разговаривает с Мишей очень серьезно, но все время гримасничает. Говорит она плохо, как говорят душевнобольные люди.
-Хочешь афишу?
-Нет, спасибо – он достает из бардачка что-то в пакете и отдает Лене. – Это тебе и Степану Владиленовичу. – Миша говорит медленно и Владиленович выговаривает длинно и тщательно.
-Я передам, спасибо – улыбается Лена и засовывает пакет за пазуху.
–Курить вредно – грозит она ему пальцем, показывая на сигарету, которую он достал.
В ответ на это Миша кивнул.
Она засмеялась.
Закрыв бардачок мотоцикла и пристегнув его к заборчику, он зашел в кафе.
Поздоровался с Антоном, взял газету, прошел внутрь. Положил газету на столик. Сказал официанту – Егору:
– Привет. Как обычно.

- Подождал, пока тот принесет ему его костюм на вешалке, в непрозрачном пакете , закрытом на молнию и пошел в туалет.
В туалете Миша закрыл дверь, достал из рюкзака бритву, крем, одеколон, Разделся до пояса, побрился, помыл подмышками, и переоделся.
Когда вышел, как настоящий франт – в идеально сидящем костюме, в начищенных ботинках, побритым Егор в эту же секунду, ни раньше, ни позже поставил на столике завтрак. Кашу с фруктами. И принял от Миши пакет с одеждой. И взяв в руки пакет, понес его вешать в каморку. Открыл дверь в коридор..

3. ОЛЯ
- Журналы принесли? - спросила Оля у Антона - менеджера, открыв дверь в кафе.
- Есть - кивнул занятый Антон показывая на стойку. Журналы лежали под газетами. Оля чмокнула его в щеку, взяла журнал, поздоровалась с уходящим из-за соседнего столика Мишей, села и стала смотреть на официанта. Официант Егор махнул ей, в знак приветствия рукой и как только освободился от столика Михаила, которому приносил счет, и подошел к ней.
- Привет - сказал он улыбаясь. Тебе что?
- Здравствуй, Егорчик... - кивнула Оля. И Медленно так заговорила. Медленно-медленон. Заглядывая Егору в глаза… -Значит таааак.
Позавтракав, Миша расплатился, кивнул Ольге, устроившейся за соседним столиком, перешел дорогу, зашел в здание напротив, хорошо отреставрированное из чего-то древнего, поднялся к себе в кабинет с надписью « Председатель совета директоров», снял пиджак, повесил его на стул. Достал из шкафа подушку, положил ее на пол под столом, на ковролин, улегся и заснул.

-Все? – спросил Егор.
-Ага – кивнула Ольга и захлопула. Меню.
-Морковный сок и омлет с беконом? – переспросил Егор.
-Да. Сок морковный и омлет с беконом.
-Хорошо - Егор убежал.

Егор убежал. Оля стала листать журнал, поглядывая по сторонам.
- Двенадцать минут – сказал ей Антон, присаживаясь за ее столик.
- Что?
- Двенадцать минут ты заказывала Егору Омлет с беконом и что там, кофе?
-Сок. Кофе забыла, кстати. Ты ревнуешь, милый?
-Пост в стране, а ты бекон заказываешь .
- Ревнуешь - удовлетворительно заметила Ольга. Вот! Ты еще горько пожалеешь, что со мной развелся.
-Уже. Ох… – вздохнула она, глядя, как Егор подошел к новым гостям кафе. Молодой девушке и Сильно взрослому мужчине.

4. ОКСАНА.

Семья. Богатый муж. Виктор Шенфельд. Жена – «домохозяйка» - Оксана. Ругань, которая началась с того, что он, только сев за столик:
-Дорогая. Извини. Ты не шутишь? Ты действительно купила эту сумку за 5 тысяч долларов? Мне кофе и сырники ( между делом говорит он Егору)
-Заяц, ну мы же договаривались. Ты сам сказал, что аксессуары это важно.
-Когда?
-Любимый, перед Новым Годом еще, на ужине. Я тебе рассказывала, что Соня купила … На секунду повернувшись к Егору она сказала тому: Мне фреш апельсиновый и тосты с джемом и чай черный.
-За каким ужином? – продолжил Шенфельд, когда Егор убежал.
-Ну мы ужинали перед Новым Годом.
-Какая Соня?
-Соня, Ространс у которой муж.
-Любимая, какой Транс?
-Соня, у которой муж директор Ространс…чего-то там. Моя подруга. Мы с ней в СПА ходим. Она пришла с сумкой.
-Перед новым годом?
-Ну да.
-Это снег лежал.
-Снег? Вроде?
-Ты не помнишь лежал ли снег, помнишь что я так сказал?
-Почему ты так говоришь и смотришь, любимый?
-Я все, что надо – помню, мы ни о чем не договаривались.
-Ну, зайчик, это хорошая сумка.
-У тебя сто сумок.
-Мне эта нравится. Что случилось дорогой?

Когда Егор забрал на кухне, где два повара висели на руках , ожидая, что Гюзель протрет пол тряпкой, их заказ и подошел к столику , они разговаривали уже совсем не тихо, и в результате все кончилось тем, что «зайчик» муж, не обращая внимания на Егора, довольно четко артикулируя выражал свою мысль так:
-Да ты охренела! Никаких сумок, бля, никаких бля ресторанов, никаких СПА. Ты бля, сама теперь будешь готовить и сама будешь убираться и дома и на даче! И машину мыть, бля сама будешь! И я тебе денег даже на мороженное не дам, нах! Ты охренела такие сумки покупать. За пять штук! За кэш! Кризис в мире! Ты что, не понимаешь? За пять штук можно год аул кормить!
Шенфельд кинул деньги на стол и не притронувшись к еде, ушел из кафе, в дверях столкнувшись с Инной и едва кивнув на ее приветствие.
Оксана встала из-за стола и попросила у Оли, которая закончила кушать, сигарету. Оля протянула ей пачку. Оксана достала сигарету, закурила, и пошла к себе, села за столик, закусила губу и задумалась.

Оля засобиралась домой.
-Ты домой когда? – спросила она у Антона.
-Через час приду – ответил он.
Она чмокнула его в щеку и ушла.

5. Пробка на улице.
Ирина Юрьевна залезла в свою сумочку и достала оттуда крупную купюру. Посмотрела через стекло на гаишника, который неторопясь двигается к ней.
-Быстрей ягодицами нельзя шевелить? – говорит она обращаясь к его образу через с стекло.
Гаишник наконец подходит. Она открывает окно и протягивает ему документы. Он их открывает. Там лежит 100 долларов.
-Спешим? – спрашивает он.
-Очень.
-Куда же вы, Ирина Юрьевна?
-Кризис в стране, слышали?
-Да – кивает инспектор ГИБДД.
-Еду бороться – она улыбается.
-Дело нужное – Гаишник ловким движением изымает бумажку из документов, и отдает ей права. Со словами «Аккуратней!» - И отдает ей честь.
-Вампиры – кидает ему в спину Ирина Юрьевна. Поворачивает с центральной улицы и через несколько секунд паркуется около кафе. Наблюдая как в него заходит…

6. ИННА
Инна в кафе забежала.
-Это вы его плохой кухней разозлили, надеюсь- спросила она у Антона – кивая в сторону выскочившего Шенфельда.
-Он со своей куклой – кивнул Антон в зал.
-О, май Гат – скривилась Инна.
-Мне кофе, Егорчик – поймала она Егора, что шел мимо.
-Опаздываю! Черт в метро стояли десять минут в тоннеле. Ужас.
-Да. Быстрей, пожалуйста. Умоляю…
-А ты тут будешь?
-Нет. С собой. И … а, я нервничаю а нервной нельзя на работу идти, так?
-Так.
-Егор! Еще круасан, маленький здоровый круасанчик. Круасанчище. С собой.

Оксана сильно задумалась. Взяла зубочистку. Ковыряла ей в зубах, курила, потом недобро усмехнулась. Повертела телефон . Отодвинула его в сторону, подошла к Антону.
-Антош, дай мне с вашего телефона позвонить, пожалуйста.
-Бери, конечно. – Антон отдал ей кафешную трубку.
Оксана посмотрела номер в телефоне и набрала с кафешного.
-Здравствуй. Ты на работе? Молодец. Я к тебе в офис не хочу - можешь выскочить на полчасика? Я в кафе. Надо посоветоваться. Хорошо. Давай завтра.

Инна попыталась послушать, что Оксана говорит, но у нее зазвонил телефон, она посмотрела на часы, схватила приготовленный для нее завтрак и побежала на работу, зашла в офисное здание через дорогу, пронеслась по коридорам, здороваясь со всеми подряд и зашла в кабинет с надписью «Председатель совета директоров». Там она быстро разделась, повесила в шкаф, где лежал рюкзак и шлем Миши, верхнюю одежду села за свое место секретаря-референта. Посмотрела, что лежит у нее в папке. В ноутбук. Что-то отправила на печать, параллельно уничтожая круасан и запивая его кофе. Закончив с завтраком и насобирав в папку каких-то бумаг, она посмотрела на себя в зеркало, достала ключи, встала и открыла ключами дверь своего шефа.
Шеф спал под столом.

Осторожно его разбудила. Он потряс головой.
-Десять - сказала ему Инна.
-Ага. Кто-нибудь звонил?
-Никого серьезного.
-Такие времена. Серьезные звонят только по ночам. Когда напьются.
-Вы когда-нибудь так умрете. Если не будете спать.
-А что делать? Я умру, даже если будут все время дрыхнуть.
-Интересно, что же Вы делаете ночью.
-Ты не хочешь этого знать.
-Хочу. У вас через пять минут совещание.
-Никто ничего не узнал?
-От меня никто точно.
-Никто – никто?
-Никто ничего не знает.
-Удивительно. Вы Инна не женщина, а кремень. Я сейчас.
Инна вышла из кабинета, он протер лицо водой, которую взял из холодильника, потряс головой. Откусил от яблока кусок, прожевал его. И свеженький, вышел из кабинета. Инна взяла стопку папок и тоже вышла. Только он пошел направо, а она- налево.
Она зашла в кабинет, где на двери висела табличка: директор по развитию, вице-президент Легкодух Ирина Юрьевна и положила ей на стол папку сверху.

7.
- Здравствуйте – поздоровался он с присутствующими в конференц –рум и и с лицами на мониторах. Сел за свое место – напротив Виктора Шенфельда.
-Он посмотрел на Шенфельда – тот махнул рукой, мол - начинай.
Миша открыл папку, с которой пришел, посмотрел на нее, закрыл и начал так:
-Здравствуйте, Все в курсе, что кризис?
Народ закивал головами.
- Хорошо – улыбнулся Миша – Поэтому никому не придется объяснять, почему мы всех вас уволили. Тогда на сегодня все – закончил он. И ушел первый, оставив за собой обалдевшие лица всех, кроме Шенфельда. У Шенфельда было злое.


Титр
«КЛИНИНГ»


8.
Когда Миша подошел к своему кабинету – навстречу ему уже шла Инна с пустыми руками.
-Как прошло? – спросил он.
-У всех на столах. А у вас?
-По-моему все обрадовались - сказал он и открыл ей дверь.

9.
КАФЕ.
Егор переоделся в нормальную одежду и попрощался с поварами
-Ты правда все?
-Правда.
-Больше не выйдешь?
-Да нет, говорю, последняя смена.
-Ну, а куда же ты?
-Учиться буду. У меня хвосты по сессии.
-А жить на что?
-А я экономный.
-Ну удачи, заходи к нам – повара пожали ему руки. Он им тоже.
-Пока, Гюзель- сказал Егор уборщице. Удачи тебе тут.
-Вы больше не будете тут работать?
-Нет. Уволился.
-А почему вы радостный?
-Потому что свободный.
Антону он просто помахал рукой и вышел на улицу. Гюзель покачала головой.

10.
Директора расходились молча. Каждый к своему рабочему месту. Окола двери каждого кабинет стоял сотрудник службы безопасности. Как только уволенный открывал магнитной карточкой кабинет, -сотрудник СБ протягивал руку и забирал карту себе. Каждый член совета директоров под их неусыпным взором собирал свои вещи. Из ящиков столов, кое-кто из сейфов.
Ирина Юрьевна прошла по коридору, зашла к себе в кабинет, там тоже стоял человек. Она потрогала папку, что положила ей Инна, открыла ее, закрыла.
Зазвонил телефон.
-Да доча. – сказала Ирина Юрьевна абсолютно нормальным голосом. Ей в трубку что-то заговорили.
-У меня сейчас совещание. Я попозже позвоню.

Положила на стол стоящую до того фотографию дочки, достало кое-что из ящика и положила в вежливо предложенную сотрудником СБ сумку, но не стала продолжать, а стала плакать молча – как плачут женщины, чтобы тушь не потекла. Молча, совсем без звука, наклонив голову вниз, чтобы слезы не катились по щекам. Сотрудник службы –молодой парень, отвернулся и стал смотреть в окно.

У Ирины Юрьевны зазвонил телефон внутренней связи.
-Да, Виктор Борисович. Сейчас зайду.
Она быстро сделала что-то со своими глазами. Выдохнула и со стальным выражением лица вышла из кабинета.

11.
В КОНФЕРЕНЦ РУМ
-Сядь - сказал ей Шенфельд, указав на место напротив. Она села.
- По нашему последнему кредиту, который - начала она.
Шенфельд выключил все камеры и мониторы в комнате.
- Хрен с ним, с кредитом, хочешь занять его место? – перебил ее Шенфельд.
- Что?
- Хочешь занять его место и на работе остаться? - продолжил Шенфельд, показывая на стул Миши
-Да.
– Я поставлю тебя. Но, поскольку при увольнении мы по его контракту должны выплатить ему хренову тучу денег, а я не хочу ее выплачивать, как ты понимаешь – нужно сделать так, чтобы он ушел сам.
- А как это сделать?
-Службу безопасности он делал, поэтому я к ним обращаться не могу. Найди мне на него компромат. Не важно что. Может он в оргиях участвует – и тогда это надо снять. Может наркотой балуется – и тогда нужно устроить ему арест, может мальчиков трахает – и тогда это должно стать известно. Что-то, что в его репутации может нанести компании вред. Это единственный пункт в нашем контракте, по которому он уйдет сам. Ясно?
-Да – она кивнула.
-Иди. Постой. Срок- неделя. Теперь иди . - Шенфельд отвернулся от нее и подошел к окну. Далеко внизу в пробке стояли машины.

12.
Миша и начальник службы безопасности.
Бритый тип с мягкой улыбкой, кивает в ответ на то, что говорит ему директор:
-Поскольку людей уволили, могут быть нервные срывы. Кто-то в налоговую не дай бог побежит, кто-то захочет чего на сторону продать. В общем – засуетятся люди.
-Ожидаем. – отвечал начальник СБ, а сам писал в этот момент бумажку, а написав – пододвинул Мише.
Миша прочел.
-То есть ты все знаешь? И зря тебе все это говорю, да? – Пока Миша это говорил –он пододвинул свой ответ обратно начальнику СБ.
-Это зря, а знаю не все.
-А чего ты не знаешь?
- Что делает Полякова в туалете не знаю. – Начальник СБ прочел то, что ему написал Миша и кивнул. На бумажке было написано – «расскажи часть.»
-В смысле?
-Она уже неделю по два часа там с утра проводит. Каждый день - в разных туалетах.
-В туалете?
-Да – начальник службы безопасности повернул свой ноут лицом к Мише. – Гля. Вот смотри - вошла. Время 9 05. А вот вышла 11-35.
-Скажите, пожалуйста. Интересно. И сегодня?
-Ага.
Миша почесал голову.

13. ОФИС КОМПАНИИ. ЖЕНСКИЙ ТУАЛЕТ,
Инна шла по коридору. Люди, которые попадались навстречу – уже не улыбались. Директора, оставив за собой двери кабинетов открытыми, сопровождаемые сотрудниками СБ уходили молча.
В курилке стояли кучкой и разговаривали, но увидев Инну резко замолчали. Все провожали ее взглядом и никто не улыбался. Инна улыбнулась женщине, которая выходила из туалета с заплаканными глазами, убедилась, что никого нет. Подошла к кабинке, попробовала открыть дверь – она не открывалась. Тогда Инна нагнулась и посмотрела в просвет между полом и дверью. Были видны туфли. Каблуками к двери.
-Маруся! – позвала Инна - Вставай!
В ответ была тихо.
Инна быстро залезла на унитаз и перегнувшись, посмотрела, что происходит в соседней кабинке.
Там, сев на унитаз сверху, положив голову на бачок спала девушка.
-Эй! – Позвала ее Инна. Марусь! – никто не отреагировал.
Скатала из туалетной бумаги шарик, Инна кинула его - сверху в спящую девушку – та ничего не почувствовала, продолжала спать.
В туалет зашли.
Инна чертыхнулась и слезла с унитаза. Спустила воду. Чтобы человек, который подергал двери не думал, что тотально тихо.
Инна. Села на него. Зазвонил телефон.
Инна одними губами произнесла
-Бля – поджала губы. Взяла трубку.
-Да, Михаил Юрьевич!
-Где Полякова? – спросил Михаил, который стоял за дверью в женском туалете.
- Я не знаю – покраснела как маков цвет Инна.
- Выходи – сказал Михаил.
Инна вышла. Михаил встал на унитаз и посмотрел, в соседнюю кабинку.
Полякова спала.
-Не можешь разбудить? – спросил Михаил?
-Нет – покачала головой смущенная Инна.
-Ну, пусть поспит – слезая с унитаза, сказал Михаил.

14. АНТОН И ОЛЯ. ИХ КВАРТИРА.
Антон пришел домой. Дома слишком громко играла музыка.
- Какие новости? - спросил Антон у Оли, гася звук.
- Мечтаю вот! - рассмеялась она, продолжая сидеть на подоконнике и хрумая чипсы. – она даже не услышала, как он зашел.
- О чем?
- Егор. Официант ваш. Очень мне нравится.
- А.. Понятно - кивнул Антон и включил чайник.- Ты поэтому теперь ходишь завтракать регулярно?
- Ага.
- То-то я думаю. То до обеда тебя не добудишься, то каждое утро как на пост ходишь.
- Он милый. Правда?
- Он уволился сегодня - сказал Антон и пошел в ванную мыться.
Оля поперхнулась чипсами.

15.
Когда Ирина Юрьевна вернулась к себе – молодой сотрудник СБ протянул ей ее бэйдж и молча ушел. Он взяла его, повесила себе на шею и пошла в туалет.


16. ОЛЯ И АНТОН
- Как уволился? - Оля открыла дверь и села на пол. Антон мылся за занавеской. - Как уволился? Он же всего две недели как работает.
- Ну, вот уволился. Оль! У человека другие планы на жизнь. Слушай, мы же больше не муж и жена, а я тут голый!
-И что? - не поняла Оля.
-Ну, как что? Вдруг мне надо побыть одному.
- В Ванной? - спросила Оля? -бедненький! Ну, побудь! Она закрыла дверь и пошла на кухню.

17.
Инна принесла Шенфельду кофе на подставке и печенье.
-Спасибо Инночка – сказал он.
-Не за что, Виктор Борисович.
-Скажи, а у тебя грудь настоящая?
-Э…
-Извини за вопрос, но уж коль скоро я об этом всякий раз думаю, когда тебя вижу -решил спросить.
-Да. Настоящая.
-И что мне нужно сделать, чтобы ее увидеть? – он отпил кофе.
-Что же вы никогда груди не видели? – она пыталась отшутиться.
-Видел, конечно. Но всегда думаю – Создатель, если ты есть, как тебе удается всякий раз делать женскую грудь такой разной.
-Я никогда не думала об этом.
-Это понятно. У тебя соски какие?
-В смысле?
-В смысле маленькие, большие, розовые или коричневые? Чувствительные или нет.
Инна поняла, что попала.
-Я стою и судорожно придумываю как отшутиться, Виктор Борисыч! Не смущайте меня. Пожалуйста.
-Да перестань, чего же тут смущаться, вы же – девочки специально одеваетесь так, чтобы мы – мальчики на вас смотрели и задумывались над такими простыми вещами.
Он засмеялся.
Она вышла из кабинета с глазами по пять копеек. По дороге посмотрев на себя в отражение.

18. ОФИС МИШИНОЙ КОМПАНИИ. ЖЕНСКИЙ ТУАЛЕТ
Полякова всхрапнула и проснулась. В соседней кабинке кто-то спустил воду. Полякова посмотрела на часы. Потрясла головой. Достала зеркальце, посмотрела на свое лицо. Опять потрясла головой. Поправила макияж. И вышла. В коридоре встретила Инну.
-Что это у тебя лицо такое – спросила она у нее.
Инна собралась с мыслями.
-Повод есть – медленно ответила Инна. - Много.

19.
Антон закончил мыться и вышел в халате на кухню. Он помыл лимон, нарезал его дольками и залил кипятком.
- Как уволился? - спрашивала его Оля, пока он этим занимался. - Он же всего ничего работал.
-Ну.. мало ли почему люди увольняются - сказал он.
-Дай мне его телефон?
-Зачем?
-Он мне нравится - пожала плечами Оля.
-Послушай - Антон перестал резать лимон. Если я дам тебе его телефон, то что ты с ним будешь делать?
-Мы в разводе - передразнила его бывшая жена. Вдруг мне надо будет с ним провести время. В гости позову!
-Сюда?
-А почему нет?
-То есть ты позовешь его в нашу квартиру?
-Ну, у нас же разные комнаты, Антон. Мы же договаривались, что каждый может приводить кого-нибудь и лишних вопросов не будет.
-Да. Договаривались. - Антон перестал резать лимон, сложил его в большую чашку и налил туда кипяток. Я просто думал, вдруг ты забыла.
- Нет, я не забыла.

20. ОФИС КОМПАНИИ.
Инна и Маруся Полякова молча стоят курят в курилке. Точнее курит Инна, а Полякова стоит с открытым ртом. Она давно не стряхивала пепел и пепел стряхнулся сам. Они смотрят через стекло как сотрудники СБ провожают на выход совет директоров.
Полякова, наконец, переварила то, что сейчас услышала.
-Пиздец. Приплыли.-сказала она.
-Типа. – кивнул Инна.
-Уволили, запалили, к тебе подкатили.
-Типа – кивнула Инна.
-Мне все это снится – предложила Полякова вариант.
-Фигули на рогули – откомментировали Инна.
-Пойду поговорю – говорит Полякова, выкидывая бычок в урну. – Мне сейчас увольняться нельзя. Мне еще хотя бы месяц нужен.

21.
Разговор Антона и Оли продолжался. Форма разговора была мягкой, подчеркнуто мягкой и интеллигентной. Стороны спокойно обосновывали свои мысли.
-Значит мы можем приводить и это ок?
-Ок. Это нормально. Мы друзья. Это же были твои слова, когда мы это обсуждали! Ну да, были муж и жена, но сейчас же мы просто хорошие друзья.
- Ага. Мои. - Антон ухмыльнулся.
- Дашь телефон?
- Дай я подумаю - Антон сел за стол.

22.
Разговор происходил в кабинете Миши.
- Есть два варианта. Либо ты пишешь заявление по собственному желанию, и тихо уходишь без всяких претензий, либо мы пишем тебе нарушение трудовой дисциплины. Тем более, что по камерам видно, что ты спишь там регулярно. Уже неделю, по крайней мере наша охрана за этим следит.
-А что мне, делать вид, что дико работаю? Мы уже три месяца всей конторой ни хрена не делаем, если честно.
-Подписывай по собственному желанию – сказал он и подвинул ей листок.
Она взяла листок и стала писать заявление.
Миша включил телевизор. По телевизору выступал кто-то из правительства. В нижнем углу шли котировки со знаком минус.


23.
-Тебе жалко что ли? – уговаривала Антона Оля. - Ну, где я его найду?
Антон набросал в чашку сахар и стал его размешивать.
-Хорошо - сказал он, подумав и домешав сахар. - Дам. Только ты должна будешь кое-что сделать...
-Что?
-Кое-что.
-Ну не интригуй.
-Тебе нравится Егор?
-Да?
-Сильно?
-Да.
-Соглашайся.
-А что сделать-то?
-Ты сначала согласись!
Оля подумала... - это что-то сексуальное? Минет что ли тебе сделать?
-Нет - засмеялся Антон. Все очень выполнимо. Это не сложно. Даже не придется выходить из дома.
-Если это что-то гадкое, я не буду.
-Ок. Решишь сама.

24.
Полякова написала заявление. Он подписал. Она встала.
-Маруся – вся его решительность куда-то исчезла и он будто сомневался – говорить дальше или нет.
-Да?
-Я хочу пригласить тебя куда-нибудь.
-В смысле – переспросила Полякова.
-В смысле хочу сходить с тобой куда-нибудь.
-Куда? – спросила Полякова, прекрасно понимая, куда он клонит.
-Куда-нибудь в ресторан – пожал плечами Миша.
-Зачем? – Маруся задавала простые и прямые вопросы и смотрела на него.
-Поужинать – сказал Миша.
-Зачем?
-Поговорить.
-О чем?
-Ты сейчас издеваешься?
-Могу себе позволить. Вы не мой начальник ни хрена больше.
-Ты пойдешь со мной?
-Нет.
-Почему?
- Ты два года заглядывал мне в глаза. И молчал. Тебе мешала корпоративная этика?
-Да.
-Видишь – она покачала головой. - Кстати, у меня неотгуленный отпуск. Так что с завтра я могу не выходить, да?
-Что ты делаешь по ночам – спросил он. – Почему спишь днем?
Полякова улыбнулась:
-Я так долго ждала, когда ты позовешь меня. Ждала, ждала. А теперь у меня уже есть с кем ходить по вечерам. - Она вышла из его кабинета.

25.
-Хорошо – подумав, согласилась Ольга. Антон как только она согласилась сразу сказал:
-Ты должна сделать генеральную уборку в квартире, постирать белье и приготовить ужин.
-Бляаа.... давай лучше минет, а?
Антон скривился. -Ты, честно говоря, этим не сильна. Думай - сказал Антон, поставил чашку в холодильник и пошел к себе в комнату одеваться.

26. КВАРТИРА ШЕНФЕЛЬДА.
Перед ним стояли три тетеньки. Шенфельд подумал.
-Значит так. Вы слышали про то, что в стране кризис? – спросил он, сам себе передразнивая Мишу.
Тетеньки молчали.
-Нет – сказала одна.
-Я слышала – кивнула вторая.
-Отлично - сказал Шенфельд значит никому не придется обьяснять, почему всех уволили. Покажите Оксане где у вас это все. Пылесосы, тряпки, порошки грелки-тарелки. и это- как стиральной машиной пользоваться и утюгом.


27.
Оля похрумала чипсами, потом подошла к двери комнаты Антона и крикнула- я согласна!
Антон в ту же секунду открыл дверь, будто ждал. Он был одет.
-Хорошо – сказал он. Я на работу., У меня собеседование. Ты начинай.

28. КВАРТИРА ШЕНФЕЛЬДА.
Дверь в каморку открылась. Одна из уволенных тетенек показывала Оксане, где находятся предметы, необходимые для ведения домашнего хозяйства. Оксана кусала губы.
-Порошок. Стирать - говорят ей – она кивала.
-Стиральная машина – она кивает.
- Нажимать вот это. Тут есть инструкция – Оксана кивала.
- Посуду мыть так. Сначала таблетку. Сюда…
-Подождите – перебила ее Оксана, увидев Шенфельда, разговаривающего по телефону и смотрящего на них из дальней комнаты. - я запишу. -Она достала блокнот, ручку и стала старательно записывать.

29.
Антон проводил собеседование прямо в кафе, за столиком.
Мужчина средних лет говорил.
-Я нормально пойду официантом. Я не гордый. Антош - я полгода без работы. Мне стыдно перед женой, ты пойми. Ничего, я двадцать лет назад начинал официантом. -----Борисыч, ну как я тебя возьму? Я сам у тебя начинал.
-Ну и что что ты у меня начинал? –это жизнь. Вчера я был начальник- сегодня ты. Антош, от меня жена ушла к какому-то, не поверишь- турку, мне работа очень нужна.
Миша пришел в кафе и вся процедура случилась в обратную сторону. Антон сам сбегал за его пакетом, Миша пошел переодеваться.
Антон сел обратно за столик и подумав, сказал.
-Борисыч – выходи завтра. С утра. Я понимаю. В Европе мужики работает официантами и нормально. Это у нас типа не работа для мужика. Работа.
Миша вышел в одежде для езды на мотоцикле и сел ужинать.

30.
- Оксаночка – спрашивает ее тетенька - повар. Ты когда-нибудь готовила?
-Нет – кивает отрицательно головой Оксана.
-Ты мне звони, если что - говорит сердобольная тетенька повар.

31.
Миша вышел из кафе, сел на мотоцикл и уехал.
За ним тронулась машина, в которой сидела Ирина Юрьевна. Она попыталась проследить за ним – но вышло не долго.
Они проехали по пустой улице, выехали на центральную, у нее зазвонил телефон. Она полезла в сумочку –на секунду отвлеклась, буркнув в трубку
-Доча – я перезвоню, а когда посмотрел следующий раз – Миша уже исчез в Пробке. Ирина Юрьевна припарковалась. Посмотрела на часы. На карту. Поставила значок.

32.
Инна лежала на кровати и молча смотрела на то, как ее муж смотрит футбол.
-Игорь - позвала она.
-Чего? – откликнулся он.
-Ничего. Потише сделай – сказала она и отвернулась.

33.
Полякова делала ремонт в большой комнате с окнами, выходившими на улицу. Она сама шпатлевала стены. Стены были старые и шпатлевки уходило много. Полякова выглядела как женщина – маляр и напевала себе под нос мелодию, которая звучала из компьютера, стоявшего посередине комнаты на полу.

34. ПОДЬЕЗД ДОМА. ГЮЗЕЛЬ.
Гюзель сидела на подоконнике в подъезде старого дома. За окном – был поздний вечер. По улице ехали машины. По небу плыли облака. Она улыбалась, ела булку. Запивала водой и потихоньку засыпала.
Вывески и реклама, ярко светившая всю ночь на рассвете поблекла и наконец, все выключили. Она, спящая на подоконнике, сидя и чем-то похожая на воробья, проснулась и пошла на работу.

Часть два
morfing.livejournal.com/241946.html

Финал
morfing.livejournal.com/242679.html
Tags: кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments