morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Categories:

синопсис

Далеко от моря

1.

Первая история произошла с ним тогда, когда он - интеллигентный мальчик из интеллигентной семьи скульптора и переводчицы, прекрасно рисующий  и играющий на виолончели , билингва, как это модно в семьях московской богемы, пловец, как того хотел бабушка, выходя вместе со своими горячо любыми родителями из подьезда хорошего московского дома в центре увидел, как трое человек были одного. Били насмерть.
А забив, один из них подошел к ним, оцепеневшим и спокойно спросил:
-Жить хотите?
-Д... да - заикаясь ответил его отец.
-А чего вылупились? - спросил человек. - развернулись и пошли!

И они пошли. Втроем. Обратно в подьезд. И родители боялись выйти.
-Может позвонить в милицию? - спросил он у них и у мамы случился нервный срыв. Она стала на него кричать. И кричала долго. Кричала о том, чтобы он не лез куда не надо. Что надо думать о будущем, о завтра... Кричала до тех пор, пока он не перестал ее слышать.
-Нет никакого завтра - сказал он родителям  и  вышел из подьезда. Потрогал убитого и ушел.

2.
Вторая история случилась в армии, куда он пошел сам, бросив институт, где много рисовали и лепили, где по коридорам ходили сумасшедшии девушки и чокнутые профессора, где читали лекции про отбитые носы римских статуй. Ушел спокойно, зайдя в военкомат и сказав, что абсолютно здоров.

В засаде, где они сидели ночь, день еще одну ночь и почти весь еще один день ждали человека злого. Уже много раз они опаздывали и находили трупы. Без голов. Без ног, без рук. Находили живых изнасилованных девочек. Поэтому ждали долго и терпеливо. Очень терпеливо. Ссать приходилось под себя.
А дождались не тех, и пришлось убить гражданских - случайных свидетелей. Его армейский товарищ попросил третьего их товарища снять на мобильный телефон, как он будет их убивать.  И убил. Всех четверых.  Двух уже довольно взрослых мальчиков, отца и их мать. Убил, рассказывая о том, за какие деньги он это потом продаст.
А второй снял.
-О чем думаешь? - спросил его "оператор", когда лицо попало в кадр.
- Я думаю, о носах римских статуй.
- А что у них такого с носами?  - оператор был веселый.
- Их нет.
- Хреновые дела...

 
3.
Третья.
Третья это когда он попал в плен. Ранили оператора, а остальные из группы погибли. Он тащил его по руслу реки и ему не повезло.
Держали их как скотов. Били конечно. Почти не кормили. А когда кормили давали одну плошку   и одну флягу на всех.  Убивали, когда хотелось. Когда человек не мог переходить из одного места в другое, просто убивали. Без всяких видимых причин.
Рассказывали про то, что русские солдаты- нежные плоды цивилизации и что будущее за смелыми моджахедами, а они - пленные - не имеют чести и смелости.
Он терпел и ждал, ждал и терпел. Ему даже не  было тяжело. Он давно не чувствовал свою жизнь своей жизнью.

4.
Однажды он смог устроить бунт. Они могли просто убить своих надзирателей и сбежать. Могли, но он был против. Во-первых было непонятно куда идти. Горы - они и есть горы.
Вместо побега, они, хорошо закрепившись в скрытой пещере, устроили там интенсивный ад для своих бывших надсмоторщиков.  Это не было сложно. Умереть предпочли только двое. Двое из шести.
-Ну - спросил он через три дня у оставшихся. - Поговорим о культуре? Поговорим, кто тут войн, овцы?
-Неправда - нашел в себе силы один. Развяжи меня и дай мне нож и дерись со мной. Тогда посмотрим, кто из нас войн. Тебе просто повезло.

И они дрались. И так вышло, что победил он. Сам того не ждал. И жить не собирался. А выжил. И оказывается - нужно было решать, что делать с этой, нежданно свалившейся на него жизнью.
Пленных оставили живыми, а сами ушли.

5.
Судили майора - командира их группы, отдавшего приказ на ликвидацию свидетелей.
Суд проходил как всегда. Прокурор старался. Защита манипулировала. Присяжные внимали.
Он был свидетелем. Всего лишь свидетелем. Его лицо осталось на пленке, но он так сильно отличался от своего лица сейчас, что судья долго выясняла кто он, он ли это и что он сейчас делает.
Он спокойно и улыбаясь отвечал, что учится там же, что женат, что у него родилась двойня, что армию нет- он не вспоминает. А рисует в основном пейзажи. и еще ему хорошо удается море. Никаких синдромов после службы у него нет. И спит спокойно.

-Почему римских статуй? - спросила его судья. Ее сбивало это с толку.
И тут он замолчал.
Это было странно.
-Вы не помните о чем думали?
-Почему, помню - выдавил он из себя.
-Вы можете ответить? Это было кодовое слово какое-нибудь?
-Нет. Помните, что у них нет носов? Считается, что носы отбили варвары, когда захватили Рим.
-Ну, это известно- торопила его судья.
-Чушь это. Вранье. Так бывает в истории. Носы отбили наверняка сами римляне. Молодые скорей всего. Когда поняли, что их мир разрушился. и что все то, во что они верили, и все то, что олицетворяли эти статуи - все это чушь. Я думал об этом.
Жизнь затейно устроена. Свидетелем со стороны обвинения был один из их бывших надзирателей и бывших его пленных - родственник "мирных" гражданских жителей.
Они вдвоем вышли из зала, постояли друг напротив друга и разошлись.

Он приехал к себе в студию, откуда было видно море и сел рисовать.
Почему ты никогда не рисуешь людей - спросила его жена. Волны одинаковые.
Он думал, отложив кисти.
-Мне нельзя - наконец ответил он: -Может быть, когда-нибудь потом... Может быть завтра.

 
Tags: синопсис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments