morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

Categories:

Медовый месяц


Только обязательства, которых из меня, обычно не вытянешь, заставляют стучать по клавишам тринадцатого в моей жизни ноутбука.

Медовый месяц
синопсис

День катился сам по себе.
Волны покачивали заякореную в небольшой бухте яхту.
Негромко играла музыка.
Они молчали.
Подолгу лежали на палубе.
Он ловил рыбу.
Приносил ей мартини.
Чистил рыбу.
Мыл яхту.
Готовил рыбу.
Кормил Нину, которая взялась рисовать.
Мыл посуду.
Опять ловил рыбу. И все молча. Иногда она обнимались. Иногда она целовала его спину.  Иногда он, проходя мимо, проводил рукой по ее ноге.

Большое и уже не яркое солнце прикоснулось к краю горизонта.
Они вдвоем сели и стали смотреть на закат.

Не успев устроится он снова встал, сходил вниз, принес ей мартини, а себе виски. Сел. Посмотрел на нее. Опять встал, опять сходил вниз и включил музыку погромче. Пришел и наконец уселся:
-Ты чего в очках? Солнце уже не яркое? - он протянул руку и снял с нее темные очки.
Она плакала. Не то, чтобы слезы катились у нее по щекам, но глаза были мокрые. Слезам чуть не хватало, чтобы начать скатываться с ресниц.
-Ты что? - он испугался.
- Три дня осталось - не сразу ответила она.-  Я не хочу домой. Чем дольше тут - тем больше не хочу. Тут так красиво. И так, оказалось хорошо, с тобой жить. Я боялась.
-Чего?
Она пожала плечами:
- Мы взрослые люди. Ты с кем то жил. Я с кем-то жила. Подолгу жили одни.  Нам тяжело привыкать друг к другу.
- А я просто не думал об этом.
- А что дома, Андрей? Зачем туда ехать?
-Работа.
-Зачем работа?
-Деньги.
-Зачем тут деньги? Ты ловишь рыбу. Ее можно есть.
-Топливо надо. Электричество. Вода.
-Можно возить туристов.
-Можно.  Но яхта-то не наша.
-Не наша.  - Нина поболтала ногами.  - Я не хочу в Москву. Я хочу быть только с тобой. И больше никого не видеть. Вообще. Не слышать. Не ходить на работу. Не слушать эти разговоры. Не видеть этих людей. Не смотреть, даже случайно, сидя в очереди у стоматолога, телевизор. Не хочу чтобы звонил мобильный.  Не глотать пыль летом и не месить слякоть зимой. Не видеть это единственное дерево у меня, у нас во дворе. Оно же там одно, понимаешь? Одно. И вокруг него двадцать мам с колясками. И бедные дети, которые, наверное, думают, что это последнее дерево на земле. Шум. Ты слышишь как тут? И помнишь как там? Город. В пять утра мусорка. Потом машины. Визг, писк, пробки... Это ужасно. В полночь еще орет музыка. В три кто-то кричит:- Люся! Люся! Я тебя не-на-ви-жу...
В пять снова мусорка.

Под эти слова солнце закатилось за горизонт и сразу потемнело.


Утром, еще под косыми, не жгучими лучами, красящими белые линии яхты в розовый, Нина проснулась, сонная, не открывая глаза,  села, потом встала на корме, потянулась на носочках, все также, не открывая глаз улыбнулась восходящему солнцу и упала в воду. Не прыгнула, а именно упала, все еще  с закрытыми глазами. И долго-долго просто висела в воде, совершенно безо всякого движения, в той же позе, в которой вода ее приняла. Воздуха не хватало. И ей первый раз захотелось всплыть. Но она терпела. Отчего ее лицо, спокойное до того, стало жестче - она только тут открыла глаза  и  поджала губы. Лицо стало напряженным, руками она схватилась за лестницу, спускавшуюся парой ступенек с яхты в воду, сопротивляясь силе, выталкивающей ее наверх и наконец, дотерпев сколько возможно  она дернулась к поверхности, но остановилась, удержала себя руками под водой и только во второй раз, через несколько секунд вынырнула, выскочив из воды почти по пояс, чуть не стукнув головой Андрея, который, свесившись с кормы, наблюдал за ней.

Вынырнув, она жадно дышала.
-А я тут сто-ро-жу.. - растягивая слова сонно сказал он.
-Чего?
-Чтобы тебя не сьели акулы.
-Спасибо - она улыбнулась и поцеловала его в губы.
-Мокрая и соленая - недовольно пробормотал он. -Не подлизывайся. Я же просил, чтобы ты без меня не ныряла.
-А я еще не ныряла.
-А что ты делала?
-Я еще не пыталась достать. Честно. Только разминалась.
-Лучше приготовь мне кофе.
-Сейчас. Нырну и приготовлю...Еще отдышусь чуть чуть.
-Ну, давай. Ты  можешь достать. Просто боишься.
-Боюсь. Потому что веревка уходит вникуда.
-Ну да. Ты начинаешь нервничать и сжигаешь кислород. Будь спокойна.
-Как можно быть спокойной, когда веревка уходит вникуда.
-Там есть дно. Его потом видно. И когда ты его увидишь- все равно будь спокойна, а то сожжешь кислород от радости. Будь спокойна всегда. Как только нырнула.
Нина посмотрела в его лицо, глубоко вздохнула и ушла под воду. От носа лодки шла якорная веревка, уходившая под углом вглубь. Она взялась за нее и стала опускаться по ней, перебирая руками.  Дна все не было.
Глубина, в которую уходила капроновая витая веревка становилась темней и Нина поплыла вверх.

- Боюсь. - рассказывала она ему, держа пальцами чашку с кофе.  А вдруг там ничего нету?
-Есть. Точно.
-А вдруг нет? Откуда ты знаешь? - Я же видел.
-Ты видел вчера. А сегодня оно могло исчезнуть. Ну, стать глубже.
-Не могло. Ныряй без веревки. ПРосто вглубь. Тебе придется меньше проплыть.
-Нет. Без веревки вообще пусто. Еще хуже.  Я сейчас отдохну и еще попробую.
-Нам надо отплывать. Вроде ветер есть. А времени не так много. Три дня всего. Вдруг чего и на самолет опоздаем. Ты что?- прервался он, глядя на ее лицо.
-Я не хочу думать об этом.
-А ты не думай.- Андрей поднял с кормы трап.
Нина посидела с чашкой в руках, глядя  на его сборы. Поставила ее на столик и прыгнула с яхты в море.


Веревка уходила под углом, но она практически не прикладывала усилий, для того, чтобы двигаться вниз. Один раз продувшись, она двигалась плавно, вдоль белой плетеной нити.
Показалось дно. Его было видно, но до него было еще далеко. Нина остановилась, посмотрела наверх...где-то наверху была поверхность.
И увидела Андрея, который плыл вслед за ней. Она бросила веревку, опустилась на дно, недалеко от якоря, зацепившегося за камни, подняла со дна горсть песка и оттолкнувшись стала всплывать.



Утром был хороший плотный ветер и они, поставив паруса,  вышли из бухты в море.

Спининг, стоявший на корме, загнулся. Через некоторое время Андрей вытащил небольшую акулу. Акула  скакала по палубе. Взяв зевник, ее освободили от крючка, посмотрели на нее зубы и выкинули за борт.
За всей этой возней они не заметили, как к ним подошел военный катер. С него  спустился  маленького роста, жилистый и кривоногий офицер. Осмотрел яхту.
С ним разговаривала Нина. Андрей не знал языка.
-Он говорит, что тут военные учения и что.. в общем он ругается. Еще, говорит, что пираты.
Они пообещали офицеру, что немедленно уйдут из зоны. Пришлось развернуться. Ветер был встречный и яхта шла пошла галсами вдоль берега.
Когда солнце  стало клониться к закату. Они снова заякорились поблизости от небольшого острова.
Все было то же.

-Ты что? - спросил Андрей, глядя на абсолютно пустой, без единой линии лист.
-А все-таки?
-Я подумала... Мы же закат не увидим. Солнце будет падать за ту скалу.
Андрей, только что расположившийся рядом рассмеялся.
-Закат это важно. Даже если один похож на другой.
-Не похож. Я взяла грифель. А мне не рисуется и не рисуется, и только потом догадалась, что солнце упадет за скалу.
-Закат это важно - повторил Андрей и добавил -Женщины - вы совсем другие.

До скалы было недалеко и они пошли огибать ее под мотором.

Как только яхта обогнула торчащий из воды острую каменную пирамиду, почти правильной формы они увидели катер.
Большой, в полтора, а может в два раза больший, чем их яхточка.

На палубе катера стоял высокий, абсолютно голый мужчина, который и не думал закрывать наготу.  И хотя расстояние между было небольшим, он взял подзорную трубу и навел на них.

-Нин - крикнул Андрей - прикройся чем-нибудь. На нас тут смотрят.

-Ахуеть - обрадовано сказал мужчина  на катере и закричал:
-Эй! Эй! на барже!!!! Русские!!! Сворачивай!!!! Земляки!!! Эгегей!!!!

И хотя Нина просила не останавливаться, Андрею было неудобно.  Они подошли к катеру.
Мужчина на катере одел шорты и радостно махал им рукой. Рядом с ним  на палубе появилась тоже совсем голая и совсем молодая женщина с белыми выгоревшими волосами и почти черным, без всяких полосок от белья, загорелым телом.

-Ну и встреча! - радостно сказал им мужчина, когда они подошли к борту и заглушили мотор, мягко коснувшись оранжевых отбойных шаров, которые мужик предусмотрительно вывесил за борт.
-Я Рома, а это - Лена - представился он и показал рукой на одевшуюся в сарафан девушку, которая поднялась из трюма.

-Как Вы узнали, что мы русские? - спросила Нина, когда они поднялись на палубу катера.
-Да по губам - Он же тебе говорил, чтоб ты оделась! А я смотрел и вдруг понял - Роман смеялся.- Я тут отвык людей понимать. Смотрю на него и вдруг понимаю, что понимаю.

Нина, с того самого момента, что поднялась с неохотой на борт катера, общалась, в основном с Леной. Пока мужчины наверху обменивались впечатлениями о южнокитайском море, о парусах и яхтах, моторах, мореходных качествах и прочей мужской ерунде они с Леной были на кухне.
Лена, впрочем, тоже болтала без умолку, сразу признавшись, что устала от отсутствия подруг. По ее словам они уже два месяца болтаются между островами без всякой цели.
-Я раньше и не думала, что баб люблю - говорила она. -Нет, ну в смысле я их не люблю, иногда даже очень, но столько времени с одним мужиком - пиздец. Думала вздернусь на этой.. на рее. Ты кто по гороскопу - вдруг спросила она Нину, которая больше вслушивалась в то, что говорят наверху, чем в ее треп.
-Я ? Я рак.
-Да? - обрадовалась почему-то Лена, будто это что-то решало. -А я рыба.

Болтая, Лена тем не менее ловко готовила какую-то закуску. Так ловко, что это обращало на себя внимание.
-Тебе помочь что-нибудь? - спросила Нина, скорее и вежливости?
-Не, не надо. Я люблю пожрать готовить.- замахала головой Лена. -Это, блядь, единственное тут развлечение. Твой тебя часто ебет?
Нина вздрогнула.
-Часто? - Лена настаивала на ответе.
- Ты так тему меняешь внутри фразы - Нина нацепила на себя спокойную улыбку.
-Ну не хочешь- не отвечай - никак не обиделась Лена. Меня этот уже достал. Каждый вечер одно и то же. Садится на закате на палубу. Берет бутылку виски. Сигару вонючую, рисует одинаковые закаты, а я значит должна ему сосать в это время. Так, говорит, для него выглядит счастье.
-Э.. что значит должна?
 Нина посмотрела через стекло на разговаривающих мужчин.  - А какие у вас отношения?
-Да обычные. Он моим родителям заплатил и забрал меня на лето.
-А кто он тебе?
-У меня мама работает у его детей нянькой.
-В смысле?
-Ну у него жена и трое детей. Мама с ними сидит, пока его жена по магазинам ходит и куда они все ходят. Куда хочет, туда и ходит, короче. Нет. Она, кстати. симпатичная. Старая уже. Ей лет 35, но симпатичная, такая следит за собой. Она вообще хорошая. До недавнего времени когда своим детям подарки покупала на новый год и мне тоже передавала.
-А сколько тебе лет?
-16.
-А тебе?
-Мне 27. А ему? -Нина кивнула головой на мужчину.
-46 вроде. ХОрошо выглядит, да?
-Да. А.. а как же родители тебя отпустили?
-Нормально отпустили. Мама отпустила, а я с ним на самом деле сама торговалась за сколько поеду. Говорила за десять штук, а он ... в общем за две. Ну я бы не поехала -он бы другую взял, а я моря не видела никогда.
Нина от всей этой откровенности растерялась. Улыбка давно у нее не получалась. Она по-новому огляделась и увидела рисунки.
-Это чьи?- спросила она у Лены.
-Его. Он когда-то художником что ли был. Что-то там на художника заканчивал....
Разговор это был странный. Нина тряслась. То улыбалась. То цеплялась руками за стол, так, что белели суставы. То кусала губу...
На катере было много оружия.
Как рассказала, напившись Лена, к ним все два месяца иногда подходили местные на маленьких лодках и покупали у Романа стволы.
Закончилось все тем, что Лена предложила поменяться мужчинами. Или устроить групповуху. Мой будет согласен- шептала она в ухо Нине. Ну, пожалуйста - уговаривала она ее.

-А ты со своей давно? -спрашивал Роман у Андрея. Напились они к том времени тоже изрядно.
-Нет. У нас медовый месяц.
-А кто она у тебя?
-Врач военный. В госпитале работает.
-О, епты!
Андрею было плохо. Он уже толком не мог стоять, а Роман все подливал. -Щас, сказал Роман, выкидывая бутылку.- Я щас еще принесу  и ушел куда-то вниз.

Нина открыла ящик с патронами, зарядила четыре патрона в магазин пистолета и пристрелила обоих. Первого Романа.
 Лена успела испугаться и закричать. Нина убила ее двумя выстрелами в лицо.
Андрей спал, присев на палубе и облокотившись на канаты.  Она положила его удобней, подложила подушку под его голову,  а сама улеглась, свернувшись, рядом, обняв его ноги.

Утром, когда солнце взошло и он проснулся, Нина попросила его затопить катер. Андрей трясущимися руками высадил несколько магазинов в дно катера. Вода хлестала, но катер целиком так и не затонул. Вода  плескалась  по палубе, но тонуть  дальше он отказывался.
-Ладно - сказала Нина. -Отпечатки все равно смоет. Не надо больше. Не стреляй. Уши уже болят.


***
В марине было много яхт и мало людей, как бывает в конце сезона.
Андрей, причалив к номеру пошел на стоянку искать человека, которому нужно было сдать документы и само судно. Зайдя в каморку, на очень плохом английском языке попросил вызвать полицию и потом долго что-то обьяснял тем по телефону.
Увидев полицейских Нина прыгнула в воду, вцепилась на глубине в якорь и не хотела всплывать, даже когда Андрей пытался оторвать ее руки от якоря. Они стояли на дне ,оторвав якорь от дна, и вода вокруг стала мутной.  Это было очень долго. В конце концов она закричала прямо под водой и захлебнулась.
Он вытащил ее наверх. Туда, где стояли люди и сам сделал ей искусственное дыхание.
Когда вода пошла у нее горлом, еще до того момента, как она пришла в себя он отошел и отвернулся. Ей одели наручники и две женщины повели ее, практически понесли в сторону стоявших на пирсе полицейских машин.

В море тонуло красное, неяркое солнце. Касаясь воды, нижний край его задрожал.
От идеального круга  дрожащую часть море отьело и дальше солнце тонуло плавно.
Tags: Свинья-копилка, рассказ, синопсис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments