September 13th, 2016

sunset

по мотивам одного произведения, которое решили сделать фильмом.

Великая русская литература велика. Многие чугунные, бронзовые и гранитные памятники крепко стоят или висят. Лица, лысины, усы, бакенбарды, а носы! Какие носы у русской литературы. Коллекция. И счастье великое быть на Руси писателем и умереть. И каменотесам счастье, и скульпторам и литейному цеху.
Да и хлеб, если честно, не такой уж тяжелый. Сиди себе, перья макай в чернильницу и всю фигню, что в голове накопилась - записывай. Чем больше фигни - тем больше букв, чем больше букв, тем толще книжка. Чем толще книжка, тем толще книжка, серьезней автор и егойная фигня.
Ну и короче повезло одному хлыщу в наши дни стать писателем. Депрессия у него была. Хотел на барышню произвести и сиганул с трамплина, Обе ноги сломал, а руки гля, целы. И ноутбук есть, а девушки нет . Он и накропал книжку. Толстую. Про себя.
Сам-то он ничего из себя не представлял, но в книжки пострадал вволю и тем страданием прославился.
А писателю что главное? - Главная встреча в жизни писателя - это встреча с издательством. Хорошее издательство из писателя, собственно и делает потом памятник.
Ну и вот, герой наш попал в надежные руки, его всего сфотографировали. на плакатах напечатали, на языки перевели, и как давай турне мировое турнить. Города и страны. Страны и города. Журналисты и читательницы. Виски, ракия, коньяк, вино, просеко, белые дороги и сизые дымы. Карнавал жизни. Рынок плоти.
Герой наш потому и герой, что не мямля какая. Литр выпивает и на своих ногах потом идет по баб ам.
Издательство опытное, не первый у него русский писатель, потому девочку к нему приставило, чтобы она следила за его расписанием и тем, что он говорит и какой свет несет миру и какую тень отбрасывает.
Девочка и интервью за него дает, и на письма читателей отвечает. Девочка как девочка. Граммар наци. За то, что перепутаешь "Наденет" и "Оденет" пепелит глазом из-под толстых стекол. Только диоптрии и спасают.
Да только писателю на это плевать. Он наслаждается жизнью русского писателя великой русской литературы. И того, дурачок не знает не ведает, что есть мнение и принято уже решение, что литературу эту он позорит, скорей всего больше ничего не напишет, что потолка своих амбиций он достиг , ибо зримо счастлив и поэтому пора его в расход.
Скульптор уже мрамор подобрал.
Издатели люди серьезные. Они эту русскую литературу не для того такой великой делали, чтобы всякие долбоебы ее капитализацию рушили. Помнтте как гоголя живым похоронили? А что сделали с Пушкиным и лермонтовым? А про Гумилёва напомнить?
То то.
Традиции .
Подобрали дурачку нашему писателю двойника. А самого автора, значит того. В расход. Девочке поручили исполнить. Писателей в расход пускать это работа девочек - филологинь. Или филологес. Хрен их разберет.
И все был было хорошо, да только девочка не справилась. Потому как допился автор до белочки и убить его не так просто оказалось. Он впал в паранойю и тем спасся.
А тем временем издательство уже двойника вовсю показывает. Тот за него интервью дает, книжки пишет и читательниц ебет. Издательство имя его дожимает. Как жмых.
Автор сам настоящий как из запоя вышел, дело такое увидел, понимает "мир рухнул" а что откуда куда - не отдупляет ни разу.
Но в какую сторону и почему ему вообще ничего не понятно. Отчетлива только жопа ему рисуется а все остальное в тумане. Поэтому он снова в лютый запой и слинял.
Но денег на иностранное бухло не было, поэтому стал гнать самогон. Нагонит бывало дозу, и пойдет по ночному городу с памятниками коллегам беседовать. С Пушкиным, с Гоголем, с Крыловым на патриках. Сам выпьет и им на постамент не пожалеет капель. И они воззвали.
Как только осенний сухой лист стал царапать асфальт, на автора рухнула истина.
Всегда так было. Каждого писателя закопали девочки филологи. Всех до единого, ведьмы лютые. Орден у них или секта.
Если литература и велика, то им благодаря, но писателей все же жалко. И его жалко. Найдут - убьют. Его двойник вон уже третий роман выпускает и критики говорят лучше прежних. Расписался, говорят, критики. Повзрослел. Силу набрал.
И даже бывшая жена и дочь с ними заодно. А почему нет? Все почетней и денежней.
И никому ничего не докажешь.
Автор однажды к скульптору пробрался - а там уж и памятник ему готов, и доска на дома где жил. После смерти- говорит ему скульптор - баба лесбиянка будешь великим, а сама его зубилом по голове.

Рука у скульпторов верная, только алкаш наш тоже не прост. Был бы трезвый - убила бы нафиг. А так он сам упал. Зубило -то мимо и просвистело.
С тех пор его никто не видел, но искать продолжают. Говорят он на заборах последнее время стал много писать. Выводит граммар наци из равновесия. Думает те ошибок понаделают и все вскроется.
Кто знает. Может и так.