September 22nd, 2014

Драматургам, сценаристам, писателям и поэтам.

В следующий понедельник, 29 сентября, в сценарном клубе "Диктатура" состоится гражданская панихида,(конгресс, курултай, сьезд, коллоквиум, пьянка - назовите как хотите) по-поводу вроде бы кончины нашего дорогого, нашего горячо любимого, нашего великого, могучего, уважаемого, всемирно известного общего русского литературного пространства.

Мы поделились на тех кто за русский мир, самостоятельный и с Крымом, (чтобы это не значило) и тех, кто Слава Украине по пути на Запад,( чтобы это, опять же это не значило).

Приглашаем драматургов и писателей, то есть тех, кто работал и жил этим ( поэты, наверное, тоже входят?) сказать последнее слово нашему общему миру и выпить не чокаясь.

Можно присутствовать лично, можно виртуально, через видеобращение.


PS
резидентам и членам клуба просьба распространить это заявление или написать свое.
Так или иначе этот междусобойчик( флешмоб, письмо счастья, или не знаю еще как) открыт с сегодняшнего дня.

PPS
ну а 20 октября осенний бал.
Допускаются мужчины в пиджаках и женщины в вечерних платьях.
Остальные допускаются тоже, но имейте совесть.
sunset

потрясаюший текст государственного человека

Оригинал взят у matveychev_oleg в О цветущих на русском навозе орхидеях

Думская речь депутата-черносотенца Н.Е. Маркова по запросу о Финляндии. 12 мая 1908 г.

3fin
Хельсинки, Финляндия

Финляндия, как известно, присоединена около 100 лет тому назад; при Швеции она была не самостоятельной страной, не особым государством, а представляла лишь несколько простых шведских провинций, каковые не имели ни своего особого финляндского сейма, ни своих особых финляндских законов.

Финляндия наравне с другими шведскими провинциями посылала своих депутатов в общий шведский риксдаг. Таким образом, завоевав вооруженной силой финляндские губернии, Император Александр I имел перед собой не какое-либо завоеванное государство, а несколько завоеванных провинций Шведского государства. Это положение вполне ясно и определенно было выражено как в тех государственных актах, которые издал в то время Император Александр I, так и в самом Фридрихсгамском мирном договоре между Шведским Королем и Русским Императором.

16 марта 1808 г., еще во время войны, Император Александр I уведомил иностранные державы особой декларацией, что «отныне часть Финляндии, которая доселе именовалась Шведской, признается областью, Российским оружием покоренною, и присоединяется к Российской Империи». В Манифесте 20 марта 1808 г. тоже во время войны Император Александр I говорил:

«Страну сию, оружием Нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне и навсегда к Российской Империи, а вследствие того повелеваем Мы принять от обывателей присягу на верность Престолу и Нашему Подданству».

В Манифесте того же 1808 года 5 июля Император Александр I писал следующее:

«Присоединив навсегда Финляндию к России, с удовольствием Мы узрели торжественные обеты обывателей сего края, принесенные на верное и вечное их Российскому Скипетру подданство. В среде народов, Скипетру Российскому подвластных и единению Империю составляющих, обыватели воссоединенной Финляндии с сего времени и навсегда восприяли свое место. От сего великого состава ничто их отторгнуть не может».

Председатель Совета министров нам цитировал Фридрихсгамский мирный трактат от 5 сентября 1809 г., коим были окончательно определены отношения финляндских провинций, бывших шведских, к Российской Империи. Таким образом, из всех документов международного характера, а также из Манифестов, изданных Императором Александром I по Империи, совершенно ясно следует, что никакого финляндского государства Император Александр I не признавал, ибо завоевал несколько шведских провинций, именуемых Финляндиею.

Тем не менее, несмотря на столь ясное юридическое положение, возникло, как вам известно, финляндское учение о том, что Финляндия не есть присоединенная к Российской Империи часть Швеции, а есть отдельное государство – Великое Княжество Финляндское, добровольно соединенное с Россией под главенством одного Монарха, который для Финляндии не Император, а только Великий Князь Финляндский. Главный основной повод для такого толкования дала известная грамота Императора Александра I, данная 15 марта 1809 г. на так называемом сейме в Борго.

Collapse )