September 20th, 2014

sunset

оркестрик

в жизни сценариста есть один такой момент.
Когда ты впервые видишь экранизированный текст.
Какой такой момент?
Ну, словно тебе показывают твое воспоминание, только там все не так.
В голове становится щекотно и ты, вдруг вспоминаешь где и как это уже видел, или фразу, вроде знакомую, или ситуацию или персонажа, только стоп! Почему это теперь Ярмольник?
Не могу сказать что это приятный момент. Нет. Когда кто-то лезет в твою голову и меняет твоего школьного директора, на Ярмольника - это настораживает.
Ну и многое другое. Воспоминания в твоей голове иногда лучше чем то, что ты видишь, иногда хуже. Иногда ты вообще почти не узнаешь никого и ничего.
Все это длится несколько минут, а потом мозг, привыкший загонять душу в реальность подсказывает - это просто движущиеся картинки на экране. Это просто артисты.

аааа! в дупу. Все равно не описать. Короче 15 лет все никак не привыкну


Каждый второй ребенок в безвинном возрасте занимался музыкой. И 99 процентов мучились, страдали, резали себе руки, плакали, прогуливали, обманывали родителей, бабушек и дедушек и благословен был тот миг, когда с грохотом последний раз закрывалась крышка рояля или застегивался кофр и когда ноты летели на дальнюю полку или в урну. Все эти Гайдны, Черни, Моцарты, Скарлатти, Бетховены , Вивальди, Шопены, Чайковские и непонятный Шостакович - весь этот кромешный ужас на пяти линиях в басовом или скрипичном ключе, да, благословен был тот миг и счастливы были соседи и воздух свободы пьянил и обещал многое и будущее казалось безоблачным и дали, светлые дали, ждали и манили недоступными до того развлечениями на свежем воздухе и гармоничнейшей тишиной, где ни одна нота, ни один аккорд, ни один флажолет, ни одна дурная мысль о том, кто написал какое каприччо и зачем, не нарушит безмятежного течения времени… понимаете?
Так вот. Наша история не об этом. Она об оставшемся одном проценте.




а текст был такой
Collapse )

Ролик - это не ролик. это просто нарезка снятого пилота и Закрытого проекта.
пока просто пилот. за него еще надо будет побороться. И выпустить книгу.