April 20th, 2013

sunset

Битва

На стене был нарисован хуй.
У стены, под навесом прятались трое. Дед, с этюдником, бородой, в шапке, льняном пиджаке, девочка в темных очках, лет четырнадцати с рюкзаком и кофром скрипки и драный дворовый пес. Прятались от дождя.
Подошла электричка, дед оставил этюдник на скамейке, взял  девочку  за локоть и повел к составу. Стало заметно что девочка -  слепая. Собака осталась пережидать дождь.
Электричка уехала.
Дед забрал этюдник, открыл зонтик и ушел по пустому перрону. Собака зевнула, подождала когда он скроется, после чего залезла на лавочку, положила голову на лапы и закрыла глаза - смотреть вокруг было не на что. Перрон, рельсы, дождь стеной.

Когда степь высохла, а день был солнечный, собака,  сидевшая на лавочке подняла ухо и всмотрелась. Без дождя с перрона было видно далеко.
По степи ехала телега. А телеге старичок. В шляпе, с бородой. Собака слезла с лавочки и села  рядом, наблюдая.

Старик приехал к перрону. Слез с телеги, привязал лошадь, взял банку с краской и закрасил стену желтеньким.
Потом приехала электричка, он встретил внучку, посадил ее в телегу и увез.

Подождав, когда они скроются, собака было опять залезла на лавочку - но от стены пахло краской. Она фыркнула и ушла.

Когда электричка следующий раз опять увозила девочку и на перроне остались только дед и собака, на стене, по новому желтому опять был нарисован хуй. Старик долго на него смотрел.

Через какое-то время он снова появился на перроне. В этот раз красок было больше, кистей тоже несколько, разных,  да и жара стояла нешуточная- дед работал в расстегнутой рубахе с закатанным рукавом. Собака наблюдала.

Он нарисовал пейзаж. То есть так, как бы все выглядело, если бы стены и навеса не было. Нарисовал платформу, ее край,  потом лошадь у платформы,  кусты и дальше степь. Фокус был в том, что уродливая стена исчезла и с определенной точки, из первого вагона,  нельзя было понять, что перед тобой строение - казалось что есть только пустая платформа. Земля и небо. Синее, чистое небо, с парой облаков.
Опять пришла электричка, дед встретил внучку и повез.

Собака тявкнула на присевшую недалеко ворону. Та улетела. Все снова стихло.

Потом снова был дождь. И синее небо под навесом выглядело чуждым, когда старик провожал девочку на электричку. Чуждым, но чистым. Без неприличных рисунков. Старик улыбался и явно был в хорошем настроении. Девочка достала скрипку и повторяла какое-то сложное место.

Как-то, когда девочка играла уже лучше,  на синем небе и белом облаке снова появился хуй. Из баллончика, черной краской. Без затей. Ровно такой же, какой был первый раз.
Стало слышно что идет состав.
Девочка и собака его услышали первыми. Она убрала инструмент, и  еще успела погладить собаку. Старик все стоял и смотрел на стену. Он даже не заметил как подошла электричка. Девочка сама встала и только тут он очнулся и проводил ее до дверей.

Следующий раз он поправил картину и  нарисовал  Лик бога. Между облаков. Икону. Господь был прозрачен, но виден.

Лик оставался чистым. Старик снова ходил с этюдником, девочка привыкла к собаке и приносила ей еду. Пока они ждали электричку, они слушали птиц, вязкое стрекотание насекомых, звяканье упряжи, когда лошадь переминалась, иногда девочку, - та выучила и теперь играла чисто. Стало слышно что идет электричка.
Дед улыбался.
Девочка встала, взяла убранный инструмент, рюкзак, погладила собаку, дед взял ее под руку и подвел к двери- девочка, как обычно его поцеловала и нащупывая палкой стены, зашла в вагон. Туда же, посомневавшись неожиданно запрыгнула собака. Дед ничего сделать не успел- потому что двери закрылись прямо за ней.
Двери закрылись. Собака осталась в электричке.
Двери закрылись и на зеленых дверях первого вагона, прямо напротив стены и навеса был нарисован хуй.
Без затей. Белой краской.

Электричка погудела и уехала.