January 9th, 2013

sunset

про евреев и иудаизм, кавказ и ислам, русских и православие, 20 и 21 век - аналогии

Я знаю, что евреи, прочтя это, тотчас же закричат, что это неправда, что это клевета, что я лгу,
(Ф.М.Достоевский)

Я -интернационалист от противного. Мне все  гады. и ни в какую национальную разницу я не верю, не видел и не сталкивался. Только в культурную.
То есть знаю, что даже по митохондриальным мутациям, люди  принадлежат к разным ветвям, и в строгом смысле вовсе не одинаковы, но на моральные качества это не влияет. Все зависит от того,  в каком обществе,  на какой литературе воспитаны и какие разговоры слышали. Так вот, про разговоры.

В обществе  дискуссия - одни против мусульман, кавказцев,  иного менталитета, и правил жизни, а другие кричат "фашизм не пройдет". Бьем друг дружке морды и потихоньку режут.
Сам, при всем пацифизме,  участвовал и на той и на другой стороне. Фашисты выбили зуб, даги чуть не зарезали.

В разговорах и бучах  общество пытается выяснить что такое менталитет титульной нации, о котором осталось в языке упоминание в виде устойчивого выражения "загадочная русская душа" и что, собственно делать. И кому? И где правда?

Похожая дискуссия шла сто лет назад. Только в роли "кавказцев" были "Евреи".
Они, также как и нынешние ваххабиты от традиционного ислама,  отошли от тихого местечкового иудаизма,  пошли творить террор и направлять революционное движение масс, продвигая  новую туманную  мораль. Больше основанную не на том, как надо, а том что так как есть- плохо.

Гоц, Житловский, Гершуни, , Вейценфельд, Рейнбот, Рутенберг Натансон, Рабинович, Бриллиант, Рейзнер, Перенсон, Перли, Шпайзман, Школьник,  - из операций по ликвидации особо важных лиц приходилось исключать евреев, чтобы не было погромов.
19 евреев только в БОС  при Азефе. Из 64. Почти каждый третий.  Если кто не знает - БОС это террористическая организация эсеров. А кроме эсеров...
36 % евреев среди анархистов
Это не считая  мононациональных партий,типа .. СЕРП, БУНД, Сионисты-социалисты..

Нынешний террор - жалкое подобие того террора, что,  начиная с  "Народной Воли" был развернут в Российской империи в конце 19 - начале 20 -го века. Было уничтожено несколько тысяч (более 4000 только с 1905 по 1907) только государственных чинов до министров  и царской семьи включительно.
Несколько тысяч чиновников - это огромная потеря государственной машины даже сейчас.
По составу террористов лидировали русские-евреи-поляки. В пропорциях, вовсе не отражающих демографическую картину РИ.
История польского сопротивления  насчитывала без малого сотню лет. Они всегда чувствовали себя конкурентами русским и не смирились с присоединением с 1793 года, всегда помня о былом величии и значении. Часто-придуманном.
А вот евреи были новостью:

Вопроса национальностей по отношению солдат не существовало: офицеры относились одинаково ко всем без различия вероисповеданий, и занятие  привилегированных мест ротных писарей евреями было самым обыкновенным делом. Вообще же национальный вопрос в Вильне был злободневным явлением. Главным являлся польский вопрос. У нас в полку запрещалось говорить по-польски; в дивизии преследовались польские бородки. Существовало процентное отношение офицеров-поляков к общему числу. Офицеры не принимались польским обществом, за что отплачивали недружелюбием к полякам вообще. Взаимная антипатия между русскими и поляками была очень сильна. (Спиридович, Записки жандарма. 1925, Берлин)

Википедия справедливо утверждает, что евреи в Российской империи были угнетаемым меньшинством.   Правда не обьясняет кем угнетаемым. Может сложиться впечатление что евреев, как и негров, угнетали некие условные белые. То есть бесправные евреи работали на другие национальности, не имея гражданских  прав. А это не так.

А  В РИ абсолютно все были так или иначе "угнетаемым меньшинством". Если не по сословному, то по национальному признакам. Что и понятно ибо в монархии все вассалы - слуги трона. И все обьединения вассалов по любым признакам - обладают набором правил, утвержденных свыше. Если ты дворянин - то живешь по одним правилам, если крестьянин- другим, если еврей- третьим, если купец, четвертым. Если ты больше купец, чем еврей - то и будешь жить по правилам для купцов.

"Угнетение евреев", как-то плохо отражалось в цифрах. В РИ жила ровно половина всех евреев земного шара. хотя за сто лет до того - только пятая часть. То есть в России им, при всем т.н. википедией "угнетении", жилось сильно лучше, чем где-нибудь еще на тот момент.
Да - в "черте оседлости". Но эта черта оседлости была больше чем любое европейское государство, кроме самой России. А свободой перемещений внутри империи обладали только дворяне и граждане специальных категорий. И то - не всегда! Положение об Оседлости не ущемляло, а напротив несколько раз расширяло границы  проживания евреев.
Мещане и крестьяне же - свободой проживания также,  не обладали, несмотря на национальности.
Таким образом в РИ не отнимали, а давали права. С той же скоростью, чуть больше, чуть меньшей, чем и всем остальным.

Евреи же, права эти брали, и взяв, хотели все больше прав. И получая их - хотели уже не прав, а Власти. Этим самым они ничуть не отличаются от всех остальных сообществ.
До этой стадии секта воинствующих антилюдей с Кавказа ( это всякие враги цивилизации,  друзья шариата) пока в масштабах страны не дошли, но в отдельных регионах уже близко.

Нельзя сказать. что цивилизация не обращала внимания на экпансию. Ругали сильно- как сейчас кавказцев. 

Вот цитаты из той самой общественной дискуссии, чтобы был понятен информационный фон начала 20 века.

Цветаева

«Не могу простить евреям, что они кишат"


Розанов
"как южная нация, евреи созревают гораздо ранее русских, т. е. ранее приобретают гибкость и силу ума, силу слова и быстрой сообразительности или ловкой аргументации. В 15 лет еврейка и в 17 лет еврей равняются по фазе развития 20-летней русской девушке и 25-летнему русскому мужчине, - и естественно таковые одолевают в споре и «политическом развитии» русских сотоварищей по школьной скамье. Одолевает, и влияет, и вкладывает свои «убеждения», как сильная кукушка свои яйца в гнезда мелких и слабейших ее птичек. Пусть на этих 15-ти и 17-ти годах еврейское развитие и останавливается, далее не идет, кроме усвоения сведений, фактов, чрез работу памяти. Русские не все знают и догадываются, что в 30-летнем и 40-летнем возрасте еврей и еврейка являются уже отсталыми от однолеток русских, которые продолжают расти и развиваться до 30-ти лет. Но еврей, во всяком случае, раньше «устанавливается», «определяется», входит в настоящую «работу», - и прежде, нежели русский догонит и позднее даже перегонит его, он путем воздействия и «зрелых суждений» уже много русских «яиц из чужого гнезда» вытолкнет на землю и разобьет."

Куприн
«Все мы лучшие люди России,  давно уже бежим под хлыстом еврейского галдежа, еврейской истеричности, еврейской повышенной чувствительности, еврейской страсти господствовать, еврейской многовековой спайки, которая делает этот избранный народ столь же страшным и сильным, как стая оводов, способных убить в болоте лошадь. Ужасно то, что все мы сознаем это, но в сто раз ужаснее то, что мы об этом только шепчемся в самой интимной компании только на ушко, а вслух сказать никогда не решимся. Можно печатно и иносказательно обругать царя и даже Бога, а попробуй-ка еврея! Ого-го! Какой вопль и визг поднимется среди всех этих фармацевтов, зубных врачей, адвокатов, докторов и особенно громко среди русских писателей, - ибо каждый еврей родится на свет божий с предначертанной миссией быть русским писателем».

Чехов
«Такие писатели, как Н. С. Лесков и С.В. Максимов, не могут иметь у нашей критики успеха, так как наши критики почти все – евреи, не знающие, чуждые русской коренной жизни, ее духа, ее формы, ее юмора, совершенно непонятного для них, и видящие в русском человеке ни больше, ни меньше, как скучного инородца. У петербургской публики, в большинстве руководимой этими критиками, никогда не имел успеха Островский; и Гоголь уже не смешит ее».

А.Белый

«Вы посмотрите списки сотрудников газет и журналов России: кто музыкальные, литературные критики этих журналов? Вы увидите сплошь имена евреев… И эта зависимость писателя от еврейской критики строго замалчивается: еврей-издатель, с одной стороны, грозит голодом писателю; с другой стороны, еврейский критик грозит опозорить того, кто поднимает голос в защиту права русской литературы быть русской, и только русской».

Булгаков
«Новый анекдот: будто по-китайски “еврей” – там. “Там-там-там” (на мотив «Интернационала») означает “много евреев”».
«Мальчишки на улицах торгуют книгой Троцкого “Уроки Октября”, которая шла очень хорошо. Блистательный трюк: в то время как в газетах печаталась резолюция о предании Троцкого анафеме, Госиздат великолепно продал весь тираж. О, бессмертные еврейские головы… Публика, конечно, ни уха ни рыла не понимает в этой книге и ей глубоко все равно – Зиновьев ли, Троцкий ли, Иванов ли, Рабинович ли. Это “спор славян между собой”».

«Есть сообщение из Киева, что вся работа союза швейников, ввиду того, что в нем 80% евреев, переводится постепенно на еврейский язык».

Л. Толстой
"Евреям, как и всем людям, для их блага нужно одно: как можно более в жизни следовать всемирному правилу - поступать с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой, и бороться с правительством не насилием - это средство надо оставить правительству, - а доброю жизнью, исключающей не только всякое насилие над ближним, но и участие в насилии и пользование для своих выгод орудиями насилия, учрежденными правительством. Вот и все - очень старое и известное, что я имею сказать по случаю ужасного кишиневского события"  (про погромы)

«Нам, русским, странно заступаться за Дрейфуса, человека, ни в чем не примечательного, когда у нас столько исключительно хороших людей повешено, сослано, заключено на целую жизнь в одиночные тюрьмы».

"Какое отвратительное имярекфильство. Я сочувствовал евреям, прочтя это - стали противны" ( о трудах Геца)

Достоевский
...очень трудно узнать сорокавековую историю такого народа, как евреи; но на первый случай я уже то одно знаю, что наверно нет в целом мире другого народа, который бы столько жаловался на судьбу свою, поминутно, за каждым шагом и словом своим, на свое принижение, на свое страдание, на свое мученичество. Подумаешь, не они царят в Европе, не они управляют там биржами хотя бы только, а стало быть, политикой, внутренними делами, нравственностью государств. Пусть благородный Гольдштейн умирает за славянскую идею. Но все-таки, не будь так сильна еврейская идея в мире, и, может быть, тот же самый "славянский" (прошлогодний) вопрос давно бы уже решен был в пользу славян, а не турок. Я готов поверить, что лорд Биконсфильд сам, может быть, забыл о своем происхождении, когда-то, от испанских жидов (наверное, однако, не забыл): что он "руководил английской консервативной политикой" за последний год отчасти с точки зрения жида, в этом, по-моему, нельзя сомневаться. "Отчасти-то" уж нельзя не допустить.

Но пусть все это, с моей стороны, голословие, легкий тон и легкие слова. Уступаю. Но все-таки не могу вполне поверить крикам евреев, что уж так они забиты, замучены и принижены. На мой взгляд, русский мужик, да и вообще русский простолюдин, несет тягостей чуть ли ^е больше еврея. Мой корреспондент пишет мне в другом уже письме: "Прежде всего необходимо предоставить им (евреям) все гражданские права (подумайте, что они лишены до сих пор самого коренного права: свободного выбора местожительства, из чего вытекает множество страшных стеснений для всей еврейской массы), как и всем другим чужим народностям в России, а потом уже требовать от них исполнения своих обязанностей к государству и к коренному населению".

Но подумайте и вы, г-н корреспондент, который сами пишете мне, в том же письме, на другой странице, что вы "не в пример больше любите и жалеете трудящуюся массу русского народа, чем еврейскую" (что уже слишком для еврея сильно сказано), - подумайте только о том, что когда еврей "терпел в свободном выборе местожительства", тогда двадцать три миллиона "русской трудящейся массы" терпели от крепостного состояния, что, уж конечно, было потяжелее "выбора местожительства". И что же, пожалели их тогда евреи?.. Не думаю; в западной окраине России и на юге вам на это ответят обстоятельно. Нет, они и тогда точно так же кричали о правах, которых не имел сам русский народ, кричали и жалобились, что они забиты и мученики и что когда им дадут больше прав, "тогда и спрашивайте с нас исполнения обязанностей к государству и коренному населению. Но вот при-, шел освободитель и освободил коренной народ, и что же, кто первый бросился на него как на жертву, кто воспользовался его пороками преимущественно, кто оплел его вековечным золотым своим промыслом, кто тотчас же заместил, где только мог • поспел, упраздненных помещиков, с тою разницею, что помещики хоть сильно эксплуатировали людей, но все же старались не разорять своих крестьян, пожалуй, для себя же, чтобы не истощить рабочей силы, а еврею до истощения русской силы дела нет, взял свое и ушел. Я знаю, что евреи, прочтя это, тотчас же закричат, что это неправда, что это клевета, что я лгу, что я потому верю всем этим глупостям, что "не знаю сорокавековой истории" этих чистых ангелов, которые несравненно "нравственно чище не только других народностей, но обоготворяемого мною русского народа" (по словам корреспондента, см. выше). Но пусть, пусть они нравственно чище всех народов в мире, а русского уж разумеется, а между тем я только что прочел в мартовской книжке "Вестника Европы" известие о том, что евреи в Америке, Южных Штатах, уже набросились всей массой на многомиллионную массу освобожденных негров и уже прибрали к рукам по-своему, известным и вековечным своим "золотым промыслом" и пользуясь неопытностью и пороками эксплуатируемого племени. Представьте "же себе, что мне еще пять лет тому назад приходило это самое на ум, именно то, что ведь негры от рабовладельцев теперь освобождены, а ведь им не уцелеть, потому что на эту свежую жертвочку как раз набросятся евреи, которых столь много на свете. Подумал я это, и, уверяю вас, несколько раз потом в этот срок мне вспадало на мысль: "Да что же там ничего об евреях не слышно, что в газетах не пишут, ведь эти негры евреям клад, неужели пропустят?" И вот дождался, написали в газетах, прочел. А дней десять тому назад прочел в "Новом времени" (N 371) корреспонденцию из Ковно: прехарактернейшую: "Дескать, до того набросились там евреи на местное литовское население, что чуть не сгубили всех водкой, и только ксендзы спасли бедных опившихся, угрожая им муками ада и устраивая между ними общества трезвости*.

Я. Смеляков

"...Прокламация и забастовка,
Пересылки огромной страны.
В девятнадцатом стала жидовка
Комиссаркой гражданской войны.

Ни стирать, ни рожать не умела,
Никакая не мать, не жена -
Лишь одной революции дело
Понимала и знала она.

Брызжет кляксы чекистская ручка,
Светит месяц в морозном окне,
И молчит огнестрельная штучка
На оттянутом сбоку ремне.

Неопрятна, как истинный гений,
И бледна, как пророк взаперти,-
Никому никаких снисхождений
Никогда у нее не найти.
...................

Все мы стоим того, что мы стоим,
Будет сделан по-скорому суд -
И тебя самое под конвоем
По советской земле повезут."

.Валентин Катаев, 11 лет.
И племя Иуды не дремлет,
Шатает основы твои,
Народному стону не внемлет
И чтит лишь законы свои.
(Валентин Катаев. "Одесский вестник". 1911 год)


Список цитат можно продолжать - я выбрал тех, кого говорит о евреях  без ненависти. Как  о некоем сложном факте. Этих людей точно не обвинить в антисемитизме. Даже Смелякова, - достаточно вспомнить его "Любку Фейгельман" .Тем более  - Цветаеву. 
Но уж Слишком заметно кидалось в глаза активное присутствие евреев в революционных лидерах и в банках.
Раз уж этим было заметно- что говорить о жандармах.
"По иронии судьбы и по неизменному закону для всех российских революционных партий второй половины прошлого столетия, главнейшими заправилами этой "народнической" русской партии оказались: Гоц, Минор, Гершуни, Рубанович, Натансон, Азеф... Говорить тут о любви к России и о заботах о русском народе не приходится. ".  (записки жандарма, Спиридович)

киевский комитет состоял тогда из евреев. Сторонниками партии в Киеве была еврейская интеллигентная молодежь, преимущественно девицы. Влияние Гершуни сказалось в том, что все они бредили террором.
Как-то стало мне известно, что в организации ждут с нетерпением некую повивальную бабку, убежденную террористку. Она устроит типографию. Иметь типографию было мечтой каждой революционной организации. То была Фрума
Фрумкина* из Минска.
(там же)

Ошибка считать, что Кавказ явил миру такое новое и невиданное явление как "женский терроризм".  Нисколько.
Вот, к примеру там же, у Спиридовича:
Фрумкина была до крайности нехороша собой, даже смешна. Смуглая, черная, с очень длинным лицом, большими неприятными глазами, к тому же еще хромала. Занимала она небольшую комнатку. Встретила полицию зло, с руготней,
а когда явился я проверить обыск, она схватила с окна нож и сделала быстрое движение ко мне. Ее схватили и посадили на кровать с двумя городовыми по бокам. Так она и просидела до конца обыска и злилась ужасно. После она
говорила, что хотела всадить в меня нож, но решила, что такою мелочью, как я, не стоит заниматься. Еще до того случая, в Минске, она хотела убить жандармского полковника Васильева, но ее отговорили. Перед арестом же она
хотела ехать в Одессу и покончить там с градоначальником...
Фрумкину посадили в тюрьму. Сидя там, она решила убить генерала Новицкого. Тот еще не успел
сдать управления. Фрумкина раздобыла в тюрьме хорошо отточенный ножик и подала прошение о желании дать откровенное показание, но только лично генералу Новицкому. Тот поддался на удочку и вызвал ее на допрос, хотя уже
очень давно никого не допрашивал.
В маленьком кабинете Новицкий и Фрумкина были один на один. Фрумкина наговорила генералу много комплиментов и что-то рассказала ему про местные дела. Генерал был доволен и стал записывать показания. Этого только
Фрумкиной и нужно было. Улучив момент, она, сидевшая немного сбоку генерала, бросилась к нему и схватив левой рукой за голову, правой хотела перерезать сонную артерию.
Генерал отмахнулся правой рукой и, как человек сильный, этим жестом отбросил Фрумкину к стене и крикнул жандарма.
Стоявший за дверью вбежал и схватил Фрумкину. Вбежал и я с одним офицером из соседней комнаты, где мы поджидали конца допроса. Взволнованный генерал прикладывал к шее платок, виднелась кровь. Как фурия ужасная,
вырывалась из рук жандармов Фрумкина. Ей связали руки веревками. Ее судили и сослали на каторгу.(!) Через несколько лет она уже в Москве, состоя в одной из боевых организаций, явилась в театр с целью убить градоначальника, была
арестована и повешена.



Все примерно понятно. Критиковали, дисскутировали, бесчеловечно отправляли в ссылку, а потом евреи, которых было тогда у нас в империи 6 млн. или  всего 3,5 процента.  возглавили нам всем революцию.
Сложная социальная подоплека привела к этому.
Кто сказал что антисеметизма не было? Был. Как ему не появиться.  -  Также били китайцев, немцев, и вообще всех, кого можно бить- били. Только крикни, а уж пожечь пограбить толпа всегда везде найдется.


Так или иначе Российская империя не смогла противопоставить ничего экспансии "угнетаемых евреев". Не смогла сдержать активность малой нации и пала.
"Старое небогатое еврейство с беспокойством посматривало на эту социалистическую молодежь, которая уже с 9 - 10 лет попадала в кружки, читала прокламации, разбрасывала их, выполняла разные революционные поручения. Она считала себя сознательной, сорганизованной, смеялась над стариками и в большинстве не признавала синагоги. Ветхозаветные старики
качали головами. Богатое же еврейство, ослепленное блеском золота, веря только в свое всемогущество, не замечало, какой враг, единый по вере и крови, нарождался у него. А он рос и множился, отчасти на его деньги.
Мы же с ним боролись только полицейскими мерами. Конечно, этого было недостаточно."
( там же)

Никто из этих людей, цитаты которых выше- не антисемит. Никто не призывал к карам, запретам и ограничениям. Они указывали на опасность чуждой русскому укладу культуры.

Швондеры могли только агитировать и рушить. Рушить и агитировать. Но не их вина, что разрушили. В этом вина как раз титульной нации и власти.

В частности потому что сама власть не воспринималось народом как своя, а воспринималась как некое отдельное от реальной жизни построение, которое понятно как возникло, но  непонятно, на самом деле непонятно, зачем и почему существует. Ибо цели власти не были понятны народу. 

А все разговоры о каких-то там собственно русских, российских ценностях оказались незначимы - ибо люди равны- все одинаковые гады.

Народишко наш, православный, запросто променял кокошники,  сарафаны, зипуны,  квас,  церкви и другие собственные исторические символы на обещания экзальтированных революционеров.
И самый неприятный вопрос- почему это произошло. И почему так происходит до сих пор, что до сих пор мы ведемся на пустые обещания скорой лучшей жизни. Главная угроза вовсе не евреи  и ни Кавказ.

Ни евреи, ни в настоящий момент люди шариата, не представляют для русских никакой угрозы в силу собственной численной незначительности. Однако первые смогли изменить наш уклад до неузнаваемости и если так дальше пойдет- и вторые смогут.

Потому что главная беда русских - вера популистам.

Подводя исторические итоги можно отметить что и евреи и поляки, осознав, в процессе борьбы свои цели и интересы, сформулировав реально достижимые,  в настоящий момент имеют собственные государства. И возможно это зримая прибыль от того террора, в котором они участвовали. 
Что осталось у русских мы знаем. Чуть меньше территория и много миллионов жертв.
В настоящий момент мы теряем свою государство. Но теряем только по собственной вине.

В начале двадцатого русские поверили сладким речам. Возможности быстрой перестройки лютого царизма не менее чем в Рай.
А потом был Сталин, и ГУЛАГ.

Если верить в буквальные аналогии - то во власти у нас скоро окажется еврей, а Гулаг нам будут строить кавказцы.

Если не верить, а рассматривать аналогии, как образцы политических процессов,  то есть и явные отличия -  мусульмане редко идут в литературные критики. 
Поэтому надежда на то, что будет иначе - пока  есть.