November 9th, 2011

sunset

Приблудный.

Последний в навигации  Метеор  собирал народ по пристаням и вез в Астрахань. В Сероглазке забирали  рыбаков.
У трапа стояла суровая тетя-матрос и  не пускала на судно в грязной обуви. Рыбаки ворчали, качали права, говорили что билеты куплены и она не имеет права...тетенька-матрос стояла насмерть - на судно грязь не пущу! А отходим через пять минут.
Поскольку она была женщина, и в морду ей не стукнешь -  мыли второпях свои боты и колеса тележек  в холодной Волге,  матерились, поспешали обратно на пристань босиком, чтобы не запачкать все  заново, несли в руках тележки с рыбой пытались быстро одеть обувь,  и зайти на  шаткий трапу, по которому и сам-то не очень просто пройдешь, а уж с тележкой, да рюкзаком, да удочками в руке -того гляди -  навернешься. А  внизу вода темная. Суета, короче.  И вот только один из рыбаков  схватил все в руки и попробовал зайти- нарисовался из ниоткуда мужичок. Явно приезжий, но на рыбака не похож-  вещей у него не было никаких. Маленькая авоська в руках - успел сбегать пока стояли, в магазин.
Он сунул свой билет и полез на трап поперек всех тех кто мучился с вещами перед ним.
-Ты нерусский что ли- в сердцах буркнул ему рыбак, - Нет, чтобы помочь - видишь чуть не падаем, а ты!
Мужичок стушевался, извинился, сказал что не заметил и попытался помочь, но его послали и он ушел на нижнюю палубу.

Поезда на Москву  надо было ждать 12 часов. Рыбаки по очереди сторожили вещи и ходили по двое в ближайшую пивнушку перекусить.
Там к ним и подошел снова тот мужик. Подошел с припрятанной бутылкой водки.
-Мужики- говорит- не побрезгуйте со мной.
Рыбаки отказались.
-Я не прав - сказал мужичок.Но я не потому что не русский -задумался о своем.  Разрешите вас угостить?
Что-то такое было в его голосе. Действительно извинялся. И тот рыбак который чуть не упал с трапа махнул рукой и сказал- ладно. Наливай.
Мужичок разлил. Выпили, таясь от окружающих. Самая борьба шла с пьянством и приносное пить было нельзя.
Ну а выпив мужичок стал изливать душу.
На душе у него было вот что.
Жил он с женой под Красноярском. В деревне. На берегу Енисея. Трое сыновей. Все подводники. Первые парни. Закончили питерскую мореходку. Офицеры, красавцы. Крепкое хозяйство, да еще дети здорово зарабатывают- присылают старикам, жить бы да жить. И тут умирает жена. Поехала в город провериться - живот у нее болеть стал. И из больницы уже не вышла.
На похороны сыновья прилетели. Похоронили на деревенском кладбище. С предками. С бабками-дедками.  Помянули. И ночью она пришла.
-Приходи ко мне. Зачем ты остался?
И так стало каждую ночь. Только он засыпает. -она приходит. От ужаса он цепенел.
Он ласково так говорила, обнимала его- приходи ко мне, говорит. Зачем тебе жить без меня? Приходи.
Мужичок боялся спать. Он пошел в церковь. Пошел к врачам, пошел к бабкам. Читали молитвы, шептали шепотом отвороты. В конце концов он стал пить. А она приходила все равно. Только стоит ему глаза закрыть и провалиться в сон... Приходи ко мне. Я тут одна.
  Ждали 9 дней, ждали сорок - лучше не становилось.Даже снотворное не спасало. Сдался поп. До того ругал за бабок, за врачей, но сказал сам первый. Пришел, увидел как очередная бабка шепчет да водой поливает порог и сказал мужичку - слушай. Нельзя мне такого говорить но скажу что думаю-  хочешь жить- уезжай. Я не знаю чем тебе или ей помочь.  Тут тебе смерть. И бабка сказала - дело. Уехал бы ты. Егоровна тебя тут не оставит.
И мужичок послушался. Уехал. В Красноярске купил билет. До Москвы. И в поезде выспался.  Он жил в поездах несколько месяцев. ездил во Владивосток, в Брест, в Мурманск, в Калининград, в Алмату, в Сызрань-  Погуляет в городе и обратно на поезд. На вокзалах такие аппараты стояли - листали названия станций. Он подходил к ним и искал что-нибудь интересное или знакомое. Кокчетав, или Ядриха, или станция Зима. Садился в поезд к окошку и смотрел. Поезд едет, стучит, а он смотрит. 
Все решал где ему остаться. Где выйти. Думал увижу место - выйду.  И заживу там.

Ехал как-то через Волгу. У Саратова и стукнуло.  - Вот.
Он вышел на ближайшей станции , вернулся по путям  к мосту- посмотрел на реку и понял -вот. Где-то тут ему жить.
Еще какое-то время он помыкался по пристаням, спал уже где придется, но нашел себе и место и работу. В кочегарке. В деревне Красный Яр. Почти как красноярск.
Прошел год. Надо было ехать помянуть покойную жену. Собрался с духом. Поехал. Сыновья тоже прилетели, молодцы. Сходили на кладбище, посидели в родном доме.  А только легли спать. Только стихло - она пришла. Что же ты, говорит,  иди ко мне.
Мужик вскочил. Схватил вещи и ходу. Пешком из деревни пошел. Не пошел- убежал. Даже не стал ничего детям говорить.
С тех по и живет в Красном Яре. А в Астрахань ездил зубы лечить.


На прошлой неделе надо было сьездить в Саратовскую глушь, я взял отца, мы сели на машину и поехали. Когда отец узнал куда едем он рассказал эту историю из 80-х годов.  Тогда по Волге еще ходили Метеоры, машин у людей не было и выловленную рыбу возили на тележках и проводникам давали деньги за то что она пахнет.
-Куда , спрашивает,  едем? Знаю я тот Красный Яр. Меня один мужик оттуда, чуть с трапа не столкнул.  В Сероглазовке.
Котельной в Красном Яре уже нет. Провели газ. Больница деревенская,   где она была  - стала тубдиспансером. и туда не пускают. Где тот мужик никто не знает. Работал вроде какой-то. Не знаем откуда. Приблудный был. Делся куда-то.