February 9th, 2011

sunset

минут сорок

Поймал ее на светофоре. Вся неправильная.  Вся. Но глаза какие!   
Только что поругалась со своим молодым человеком.  Купила кофе и шла по бульварам.
Художник.
Говорит, у вас было такое, что очень сильно чего-то хочешь, и это потом сбывается? Вот я шла по Питеру, вся такая с этюдником. А у меня друзья там, они говорили что это приезжие в подворотнях гадят. Туристы. И вот я иду и мне очень хочется в туалет. И еще мне хочется, чтобы из за туч выглянуло солнце, чтобы я нашла какую-то красивую телку, и мы полезли на крыши, и чтобы я ее там написала на этих крышах.
И вот я иду по Питеру, и очень хочу в туалет. И захожу в подворотню и вижу подьезд. И дверь открыта. Я постояла во дворе и не могу - потому что мои питерские друзья, приютившие меня в этот раз, только вчера возмущались тем, как их город буквально засирают приезжие... И вот я захожу в подьезд и думаю позвонить в какую-нибудь квартиру. И не могу.  И поднимаюсь выше и выше - и смотрю на двери и думаю - дверь мне подскажет в какую позвонить и попросится в туалет.
Я я этюдником, в берете, в фишках, - ну может пустят, думаю - и ни одна дверь не кажется мне такой, чтобы я могла позвонить. И вот я дохожу до крыши. А там открыто. Я выхожу на крышу.. а там  - а там как раз солнце вышло. И на этих крышах лежит на этом солнце и загорает толстенная тетка. Вся в прыщиках и с целлюлитом.
И я ей говорю - пустите в туалет...
А оказалось, о почти все квартиры в этом подьезде - ее. Она их сдает. И сама живет тут же. И я ее написала. На фоне этих крыш.  Так, что ее не видно- одни крыши и солнце и тени.  
А поругались мы с моим молодым человеком потому что он на героине сидит. Я прошу его пореже. Сама нет - только траву курю. Почему сама не колюсь? Я попробовала первый раз героин в 12 лет. Утром вышла в парк - побегать. В шесть утра. И у меня было очень плохое настроение. И бегать мне не хотелась. И я шла по дороге. Был ноябрь и очень  грустно и красиво. И какой-то человек. Взрослый. Спросил чего я такая. Я сказала что мне грустно. И он любезно предложил мне ширнуться. Что мы и сделали на лавочке. Мне очень не понравилась и я пошла купаться. Он до того предлагала поехать к нему, но я хотела купаться. А человек испугался что вокруг спортсмены останавливаются и интересуются почему девочка купается в пруду в ноябре. Он убежал. Я больше его не видела.
Я с тех пор не пробовала. Мне надоело, но я своего парня люблю. Он хороший, но ничего не делает. Завтра мама его положит в больницу, наверное. У него хорошая мама. Я не могу его бросить, потому что это наверное моя карма- как я могу от нее убежать?  Своего отца я не знала.  А он прошлой весной позвонил и сказал что у него рак.  Я с ним общалась а потом его брат - мой дядя,  сказал что никакого рака у него нет и он просто наркоман.
Я когда узнала. что и отец наркоман- подумала ну все.

Она закончила рассказывать когда мы сидели в Жан-Жаке. и позвонил ее парень. - она пожала плечами- вот. Я же гвоорила. Сорок минут и его крестовый поход кончился. Он наверняка нашел дозу и сейчас проводит меня до метро побежит к себе домой и там....

Пока она рассказывала-  -рисовала на скатерти. - Ну знаете, в Жан-Жаке такие бумажные скатерти. В самом начале,как  пришли я попросил ее кое-что нарисовать. Чтобы понять какой она художник и художник ли. 
Она сказала, что у нее есть наверное минут тридцать- сорок. И все время, что рассказывала- рисовала.
Не дорисовав, уже надев пальто,  взяла ластик и все стерла - говорит, что не может оставлять незаконченные рисунки. Спешила, но  стерла почти все. Остались еле -ели видные линии, заметные только если присмотреться.
И оказалось, что слева от меня сидит мудак журналист, которого мне очень нравится злить когда приходят общие знакомые. Такой - настоящий демократ 26 лет.  Который ну ни хуя не знает, но очень либеральный и ненавидит рашку.
А справа какой-то английский финансист, что каждую неделю водит новых моделей.  У сегодняшней  - ну очень плохой английский. Так и подмывает помочь с переводом.