December 26th, 2009

sunset

Рождественская история.

Крайний раз на детском утреннике в садике я был, когда моей сестре было...а сейчас она уже кандидат наук и сама мать-перемать. То есть было тридцать лет назад. Хорошо- двадцать пять.

А сегодня.... С учетом того, что до пяти утра, в связи с глубоким осознанием в пять вечера надысь собственной бездарности на эти ближайшие сутки и за отчетный период,.. - а в общем пил и вел нездоровый образ жизни в компании со случайно встреченным в барчике Хомерики и  Фредериком Белинским, который сначала был без гитары, но потом ее привезли и ми лопнула и он играл на пяти  в общем на утренник в садик я попал в десять как штык.  И сел за пальму. Спрятался типа.
Это, товарищи, жесткая жесть. Ничего за тридцать лет не поменялось. Хорошо  - за двадцать пять.
Дети орут, воспитатели и нянечки пляшут, родители умиляются, и вот как помню ощущение абсурда тогда, так вот будто и не прошло четверти века.  Смотреть на это на все конечно нет сил никаких. Вообще сил нет, а тут еще эти лисички из тетенек и снеговики из них же и толстая задорная мама-активистка заводит хороводы.
И тут гля - в сторонке подпирает стену смутно знакомая фигура. Или не, не так  - смутно знакомая фигура, со смутно знакомым лицом.
Виделись мы один раз много лет назад, лет семь, летом, ночью, на бульваре в районе Чистых Прудов. Там еще была водка и какие-то девушки. Отмечали фугурин и рыбин дни рождения. Они в один день родились. И с тех пор всегда передаем друг другу приветы через  многочисленных общих друзей и знакомых.
На смутно знакомом лице смутно знакомой фигуры, подпиравшей твердую стену читалось выражение неизбывной боли. Это как сидеть у стоматолога и знать- щас будет больно, и таки больно становится. Фигуре было видимо  также нехорошо, как и мне.  От выхода Деда Мороза на авансцену.  Плохо было нам двоим и детям. Большая часть из которых ревела, либо испуганно замерла в кататонии. А совсем весело было только девочке Даше, но ей всегда весело, даже если обкакалась. Потому что характер легкий. Точно как у моей сестры двадцать пять лет назад.
Вот так-то. Сколько не договаривались за семь лет встретиться, а встретились с режиссером Игорем Волошиным на детском утреннике.
Прыгали до потолка.  Срочно договорились встретиться, конечно же. Я так думаю это произойдет в доме престарелых кинематографистов уже.  Куда нас сдадут внуки, которых мы достанем.
Странно высокая  концентрация кинематографистов на один детский утренник, скажу я вам.
Но каких только чудес не бывает в такой день.
Мерри Кристмас, короче! Встречайте приятных вам людей!