December 6th, 2009

sunset

про знакомство с мировым кинематографом, вывих голеностопа и две банки вина.

Тридцать копеек - это пачка Явы стоила!
Я покупал одноклассницам в буфете дома отдыха ЦК КПСС. Где сантехником работал.
На тренировке тогда первый раз в жизни вывихнул голеностоп. Это было после школы. Перед армией.
Было очень больно. Домой несли на руках. А это пешком километр, не меньше, на автобусе минут тридцать и еще от остановки минут десять.
А дома никого не было. Родители уехали вместе с сестрой куда-то отдыхать.
И мебели дома не было, потому что ее всю вынесли в маленькую комнату, поскольку покрывали лаком пол.
Спал я на матрасе. А ходить не мог вообще.
Ночь кое-как промучился, а утром просыпаюсь - нога как у слона, и черная и болит, сука. Слышу - голоса на кухне.
Дополз, смотрю - одноклассницы стоят две. Курят.
Анька и Олька.
Говорят- мы тебе завтрак принесли. А дверь открытая была. Ты ж больной и один.
Надо сказать что ... что я немного удивился. Мы были обычным классом. Кто-то дружил с кем-то, а с кем-то вовсе нет. А как закончили школу вообще все разбежались - большая часть в институты пошла, из мальчиков только четверо не поступило и осенью мы уходили служить. А девочки - девочки поступили все. Совершенно непонятно до сих пор что это была за истерика - лишь бы куда, лишь бы на кого, но лишь бы в институт. Ладно трое, те что в мед - они точно хотели. Ладно Серега- он математиком родился. Но остальные?
Какие-то педы, какие-то полиграфические, пищевой, культуры, лишь бы куда! Где возьмут. Не потому что интересно, а потому что надо. Кому надо? ЗАчем надо? куда это потом девать и где взять эти годы? И зачем все эти срочные попытки замужества за каких-то непонятных скучных мужиков лет 25?
Ей-богу не понимал.
А они оказывается созвонились всем классом и чего-то стало им меня, сироту болезного жалко. Потом подтянулся Денис и стал готовить пончики. Потом пришли те, кто любят эти пончики, потом пришел Сашка с чемоданом, достал из него видеомагнитофон вм 12 и кучу кассет и все сели на пол рядом со мной смотреть видик.
Потом кто-то принес две трехлитровые банки вина.
Я не пил и не курил и болел на матраце. И когда шея затекала переворачивался с живота на спину, запрокидывал голову и смотрел перевернутое изображение на "Рубине 710", стоявшем на табуретке.
На полу сидел почти весь класс. Смотрели кино, курили - (курили у нас только девочки и гений Лешка) Явскую "Яву" в мягкой пачке за 30 копеек и пили вино. Дукатовскую "Яву" курить было неправильно.
Там были фильмы "Взвод", "Коммандос", "Злой плохой хороший", "Эммануэль", "Чужие", "Доспехи бога" - и еще чего-то. Порнуха еще была, про ковбоев. Все сидели и смотрели все подряд кассеты перекладывая их из одной стопки в другую. И порнуху тоже, делая вид, что они такие свободные люди. А я не мог смотреть такое, с детства не мог смотреть даже как просто целуются, не то что. Сам всегда убегал. Ну не свободный я! Ну да! Совок! Что теперь? Нет, когда один - чего угодно. Часами разлядывал рекламу женского белья, например, в журнале ОТТО, который привезла из заграницы соседка. А когда вокруг люди-нет. Это выше моих сил. Давал деру.
А тут - уйти не мог, лежу как мересьев, только что застрелиться не могу. Поэтому закрывался одеялом и затыкал уши. А они еще дразняться:
-Андрюх- вылезай, все кончилось! Можно смотреть! Джеки Чан уже! Я из под одеяла вылезу, а там ... Там значит один ковбой в шляпе и голый в речке стоит, а индейка, значит, скво такая, ныряет и .. Ужас ужасный, короче.
Хорошо только одна кассета такая была.
Смотрели кино большей частью совершенно молча, всю субботу и все воскресенье. Кто-то приходил-уходил, кто-то тут же спал - рядом со мной. Помню, засыпаю - рядом Серега спит, просыпаюсь- Аня рядом. Видик работает. Ночь. Народ сидит и смотрит. Вика с Димкой, как обычно, целуются. Димка при этом продолжает одним глазом смотреть на экран..

А до этих выходных я из американского кино видел только Ангар 18. А из европейского - комедии с Ришаром, про блондина и про Жандармов и инопланетян.

Так вот с тех пор, как слышу где-то эту музыку из Злой-Плохой-Хороший вот эту - турудуруду.. ту ту ру... Так и вспоминаю. Ночь. Лица, в темноте от телевизора неестественные, Димкин глаз. И очень хочется в туалет. А попросить, чтобы помогли добраться - стыдно. А саму ползти - все поймут. А я не могу, чтобы все поняли как я ссать хочу. И вот он там, этот злой-плохой-хороший все туруру а я терплю и терплю.
Сейчас все, кто выскочил замуж, поразводились конечно, и никто, кроме врачей и Аньки- полиграфиста, по образованию не работает.
А Анька тогда говорит - я за тобой уже час смотрю, ты так и будешь терпеть? Я молчал. Она толкнула Сережку:-дотащи Андрюху до туалета. А то мне конечно смешно но уже самой больно.
Серега спокойно оторвался от телека и дотащил.
И никто на это даже внимания не обратил.
И чего стеснялся спрашивается?
Подумаешь- ссать охота, хоть в узел завязывай.
А вот подиж ты.
Мда. Много воды утекло. Нынче я совсем другой. Мда.
А кино, вон пишут, вообще умерло.