November 8th, 2008

sunset

В Шанхае или Шенчжене купить теперь квартиру?

Шанхай мне нравится. Шенчжень - пофигу.
Но Шенчжень рядом с Гонконгом, где у меня дела,  а Шанхай рядом ни с чем.
В Шенчжене сифуд и тепло.
В Шанхае холодно, но скоростной поезд, театры и памятник Пушкину.

Практически все говорит за Шенчжень.  : (
А памятник... а что мне с этого памятника?


За сегодня надо написать сцену, как Онегин убивает Ленского. Пришлось читать и сам роман и еще что-то вокруг. Самое интересное- про дуэли самого Пушкина. Дурь редкой закваски.
Все мечтают навыебываться и громко помириться.
Детский сад.  Тридцать известных   вызовов  на дуэль и только один раз убили. 
А сам роман- ужасно скучный -  как и сама русская жизнь, чьей энциклопедией он является.  Мазурки, вальсы, шампанское, девки, девушки, военные, карты - удалишься тут, от такой тоски и дальше, чем в деревню.

И вообще. Все поэты - тунеядцы. Если только еще и не работают. И Бродский - тунеядец.
Подумаешь - поэт. Композитору хоть рояль нужен время от времени. А поэту - все под рукой. Должны работать, я считаю.
Нет- если можешь ничего не делать и жить припеваючи - то такой поэт молодец. А не можешь - нечего жаловаться, иди работай.
Разозлили меня эти дворяне чего-то...


нет - ну послушайте:

-- Я тут еще беды не вижу.
"Да, скука, вот беда, мой друг".
-- Я модный свет ваш ненавижу;
Милее мне домашний круг,
Где я могу... -- "Опять эклога!
Да полно, милый, ради бога.
Ну что ж? ты едешь: очень жаль.
Ах, слушай, Ленской; да нельзя ль
Увидеть мне Филлиду эту,
Предмет и мыслей, и пера,
И слез, и рифм et cetera?..
Представь меня". -- Ты шутишь. -- "Нету".
-- Я рад. -- "Когда же?" -- Хоть сейчас.
Они с охотой примут нас.

Бабники они. Все трое.И Ленский и Онегин и Пушкин.  Вот что видно из всех этих сложностей.  Бабники и тунеядцы.