morfing (morfing) wrote,
morfing
morfing

вот так бывает полезешь что-то почитать про Африку и вдруг...

Случайно выяснилось, что мы с tiomkin однополчане. У него, кроме прекрасных переводов, блестящих записей разговоров с дедом и еще много чего-  есть цикл рассказов про армию и часть из них про нашу учебку. Мы служили в одном учебном полку, но в разных батальонах и совершенно по-разному. Что совсем не удивит тех кто служил и никогда не будет понятным гражданским. Я пообещал найти свои рассказы и уже было подумал, что не найду - рассказы были написаны давно, на первом курсе ВГИКа, в командировках, потому что нужно же было чего-то писать. ( поступил-то я на дневное, но практически все время был в командировках по свету) Из любви совмещать полезное с приятным я делал их в виде писем своему другу и однополчанину же Бо,живущему к 98 году в Гонконге. Армейские рассказы - это такой специальный жанр. На любителя. 89-91 год служили. Ничего подобного, тому, что в течении всех 90-х нам рассказывали кино, газеты и журналы я в армии не видел, и не чувствовал. Было много другого. Самый похожий на мою службу фильм это "Блокпост" и вся первая часть "Цельнометаллической оболочки"- очень похожа на нашу шестую учебную роту. Самая похожая книга, по моим же, опять ощущениям - Д.Джонс "Отныне и вовек" про армию США в Перл-Харборе до нападения японцев. Как ни странно.

1.
Вот, решил тебе писать письмо. Письмо - потому как ты далеко, и чтобы ты там совсем не очужбинился, мне надо как-то тебя развлекать в эпистолярном жанре. А одновременно с этим еще учится и работать, будь оно неладно, как первое, так и второе.
В связи с этой со всей тряхомудией, я решился совместить первое со вторым. Я бы совместил это и с третьим, а именно с поиском хоть какого-то смысла хоть в чем-то, но вот только не знаю как. Если пойму - брошу эту хрень и примусь немедленно за следующую.
Собственно говоря обязанностей у меня много, ( почему-то в голову пришли и супружеские - я имею в виду -кормить семью) но про них про все лучше даже не вспоминать. Потому как мы с тобой, похоже, ничего, кроме всяких обязанностей за всю свою жизнь не нажили. Хорошая мысль, а?
Ну вот, продолжая про обязанности, поскольку в то место, где я учусь, нужно периодически носить что-то написанное собственноручно, буду писать тебе письма. Так и просится соединить одно первое с другим вторым. Так что ты имей это в виду. Собственно этот факт - публичность - должен извинить меня за некоторые вольные искажения в изложении нашей с тобой биографии. Например, я буду ругаться матом гораздо реже, чем делал бы это не в публичном варианте. Ну да ты сам все обнаружишь…

PS/ Чего от тебя-то скрывать! Учусь я теперь  во ВГИКЕ... Вот оно как.

PPS/ Обалдел от ВГИКа, скажи честно? А мне каково? Но каков подвох! Представляешь! Сценарист я теперь! Хоть в зеркало на себя не смотри… Гореть нам и жариться, а черти будут подкидывать и подбрасывать и сейчас уже небось демонически хохочут.
Кстати, прости, вопрос как человеку интеллигентному: могут черти демонически хохотать? Вот и подумай. Я теперь над такими вопросами серьезно думаю…


-Бачки! Бачки давай! - каждый раз, появлявшаяся в квадратном окошке широкое лицо раскрывало рот, кричало это ужасное "Бачки давай!", потом в окошко влетал алюминевый казанок из - под первого или второго.
Если казанок был поменьше, и остатки еды - квашеной капусты с картошкой были на дне, то, значит из-под первого. А если квашеная капуста и картошка полосами оставались по краям, - то были остатки второго блюда, -более комковатого на вид и не таково жидкого по консистенции.
Казанок влетал в окошко, скользил по обшитому жестью длинному столу, ударялся о стену или другой бачок, и иногда, отскочив, падал с сильным грохотом на грязный, забросанный остатками пищи пол, после чего, несколько раз перевернувшись, застывал рядом со специально брошенной на такой случай шваброй. Швабра не позволяла алюминевой посуде раскатываться по всей мойке.
Рыжий, красными руками опускал бачки под мощную струю горячей воды и яростно тер тряпкой, периодически посыпая на нее желтоватый порошок, который должнен был, по идее, помогать мыть, но на деле даже не пенился. Впрочем, какая-то польза от него всеж-таки была, поскольку в нем, судя по всему, содержалась изрядная доля песка.
-Бачки! Бачки давай! - кричала рожа в окне.
Рыжему очень хотелось поймать катящийся по столу казанок и запустить им обратно, прямо в это огромное лицо с толстыми щеками. Он представил себе, как неровный алюминевый край врезается в рот и выбивает коричневые, редко посаженные зубы. От этой мысли ему, на время, стало легче.
Между тем груда все росла и росла. В какой-то момент его охватила паника. Огромное количество немытых жирных бачков скопилось на столе, и, когда в окно очередной раз швырнули, большая их часть завалилась и оказалась на полу. На этот раз, от разлета по всей комнате не спасла даже швабра. Рыжий застыл.
Стало тихо. Бачки, найдя устойчивое положение, перестали катиться.
Похоже, это было все. В окно перестали кричать и там никто не появлялся. Он посмотрел на стеллаж - оставалась незаполненной только одна полка.
Когда, наконец он справился с последним, и поставил его на полку в окне опять появилась давешняя рожа.
-Всё ты? - прокричала она. -Молодец, однака. - рожа мирно улыбнулась. - Быстро.
Потом рожа достала откуда-то сигарету и предложила ее Рыжему.
До этого Рыжий никогда не курил, но в этот раз сама способность сказать еще что-то, кроме этого ужасного : "Бачки! Бачки!" настолько поразила, что ему показалось неудобным отказать. Он прикурил от любезно протянутого бычка, облокотился на стол и затянулся. С затяжкой пришло спокойствие.
- А машина не работает? - спросил Рыжий, показывая на посудомоечную машину, похожую на средней величины конвейер, просто для того, чтобы что-то сказать.
- Ха! Ха! Ха! - заржала рожа в окне. -А зачем?
С этими словами в на окне появилась миска с вареным мясом.
-Ешь давай. Скоро ужин. По новой начнется...

После ужина, запомнившегося Рыжему очень смутно - через пар, он сидел на крыльце столовой, ждал, когда такие-же как он, солдатики первых месяцев службы, домоют зал на полторы тысячи человек.
Начальник столовой -прапорщик армянин брызгал слюной, обьясняя каким чистым должен был пол..
-Чтобы это мне это! Пена по яйца была... чтоб прапорщик ходил - ( говорить о себе в третьем лице среди любого начальства их части было заведено) - и чтоб удивлялся...
Два десятка человек устало пялились на него и на своего взводного сержанта, который заснул на лавочке с куском белого хлеба в руке. Солдаты боялись его тронуть и в результате место под лавочкой так и осталось неотмытым.

Утром следующего дня, обходивший столовую дежурный офицер обратил внимание на крошки белого хлеба, оставшиеся на полу под лавкой.
-Это что? Так значит службу тащим? Не можем столовую помыть? Весь вчерашний наряд, в полном составе еще на одну ночь! Я вас научу Родину любить! - орал офицер. - Мыть надо так, чтобы пена по яйца была! Чтоб офицер по столовой шел, и чтоб удивлялся, как, блядь, чисто!

- Еще одну ночь без сна я не выдержу - проговорил стоявший сзади Рыжего.
- Выдержишь -философски ответил откуда-то слева бывший абитуриент философского факультета. -Куда ты денешься.

Их всех призвали в декабре. Принцип отбора на первый взгляд казался странным -как выяснилось позже, в роте было неестественно большое количество всякого рода спортсменов и такое же неестественное количество "интеллигенции" -из числа неудачливых абитуриентов приличных вузов. МГИМО, МГУ - и другие знакомые слуху абреввиатуры слышались с разных сторон в первые, заполненные знакомствами дни. Собственно окончательный смотр проходил уже в казарме. Все по списку подходили к турнику и подтягивались. Те, кто делал это меньше триннадцати раз, тут же выстраивались в отдельную шеренгу. К ним подходил замполит и заводил задушевную беседу:
-В какой институт поступал? Сколько балов не добрал? Почему плохо подготовился к службе в армии?
Последний вопрос был самым сложным, поскольку подразумевалось, что хорошо подготовленный к службе должен был быть как минимум перворазрядником.
Замполит тяжело вздыхал, слушая бодрые ответы на первые два вопроса и расстерянные на третий.
-Ну ладно -заканчивал он грустно, - завтра посмотрим. И записывал себе что-то в книжечку.

На завтра было странное слово " прослушивание" - что оно значило, еще никто не знал, но многие уже внутренне напряглись ничего хорошего не ожидая.
Tags: письма другу Бо
Subscribe

  • Надеюсь братья-украинцы вставать на колени не будут

    посмотрим!( upd не встали!!!!) То есть я смотреть не буду, по причине не способности болеть за взрослых мужчин которые мячик катают. Это же не…

  • Дельфины

    Уже и не вспомню который раз приплыли дельфины, когда выходил в море.Позавчера опять . Очень редко выхожу, отчасти поэтому. Но уж совсем был…

  • будущее и детерменировано и непредсказуемо и

    никакого парадокса тут нет. Примерно как погода: -грозовые тучи и темные косые столбы под ними гарантируют дождь, пока внезапно не подует встречный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments